АЛЕКСАНДР АЛЁХИН.


 
ГЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

"АЛЕКСАНДР АЛЁХИН, ЧЕТВЁРТЫЙ, И ЛУЧШИЙ ЧЕМПИОН МИРА ПО ШАХМАТАМ" 
 
 
Александр Алехин родился 31(19) октября 1892 года в Москве. Дворянин по происхождению, его отец - коллежский асессор, а в дальнейшем - предводитель дворянства Землянского уезда и депутат Государственной Думы, мать - дочь владельца "трехгорной мануфактуры" Прохорова.
  Играть в шахматы научила его мать в возрасте семи лет, играл сначала со старшим братом Алексеем, а затем в турнирах по переписке. В 1901 году поступил в гимназию, в 1905-1906 гг. - победил в турнире по переписке, который проводился журналом "Шахматное обозрение".
  В 1906-1907 гг. братья Алехины учились у известного шахматиста Дуз-Хотимирского, в 1907 году Александр впервые участвовал в любительском турнире в Московском шахматном кружке, а уже через год - занял первое место. Тогда же он разделил 4-5 места в дополнительном (мастера играли в основном) турнире Германского шахматного союза в Дюссельдорфе, одновременно выиграл мини-матч с Барделебеном со счетом +4=1. Затем провел матч с Блюменфельдом в России - победил со счетом 4.5-0.5, и проиграл матч Ненарокову, чемпиону Москвы.
  В 1909 году Алехин занял пятое место на чемпионате Москвы, первое место на Всероссийском турнире любителей, получил звание "маэстро" и начал сотрудничать с журналом "Шахматное обозрение". В 1910 г. - 7-8-е места на турнире в Гамбурге, в 1911 г. - 8-11 места в Карлсбаде, в том же году будущий чемпион поступил в Императорское училище правоведения, во время учебы продолжал участвовать в турнирах. В 1913 г выиграл матч у Левитского со счетом 7-3, победил в турнире в Схевенингене, а также дважды проиграл Капабланке, который на тот момент еще не завоевал чемпионский титул.
  В 1913-1914 Алехин участвовал во Всероссийском турнире мастеров в Петербурге, где разделил первое место с Нимцовичем, а чуть позже занял третье место в Санкт-Петербургском международном шахматном турнире, после которого заявил, что начинает подготовку к матчу за чемпионство с Капабланкой, ибо Ласкеру недолго оставаться первым. Вскоре он закончил учебу, получил чин титулярного советника и назначение в министерство юстиции.
 
  Первая мировая
  1914 год, турнир в Мангейме, Алехин - безусловный лидер (9.5 очков из 11), до завершения остается шесть туров. 1 августа началась Первая мировая война, турнир досрочно завершен, лидер получил первое место и денежный приз. Российские шахматисты интернированы и направлены в полицейский участок, а затем в военную тюрьму - у Алехина нашли фотографию в форме училища правоведения, которую сочли военной офицерской формой. Вместе с ним в камере оказались Боголюбов, Рабинович и Вайнштейн. Позднее был издан приказ, согласно которому интернированные, негодные к воинской службе, были отпущены - Алехин в их числе. В Петроград он вернулся лишь в конце октября, по пути провел сеанс одновременной игры на 24 досках в Стокгольме (добираться пришлось через Францию, Великобританию и Швецию).
  Во время войны Алехин часто проводил сеансы одновременной игры, сборы от которых направлялись раненым или пленным солдатам - он входил в комитет по оказанию помощи больным и раненым. В октябре-декабре 1915 Алехин победил в турнире Московского шахматного кружка с результатом +10=0-1, а весной 1916 поехал в Одессу и Киев, где также проводил сеансы, в том числе и вслепую. Летом этого же года пошел добровольцем на фронт - в летучий отряд красного креста, по разным источникам, начальником или помощником начальника. Несмотря на должность, Алехин лично выносил раненых с поля боя, был дважды контужен, после чего был направлен в госпиталь и затем вернулся в Москву. За время войны он заслужил две георгиевские медали и орден Святого Станислава. Осенью 1916 Алехин продолжал выступать с сеансами: в Москве на 37 досках с результатом +28-3=6, вслепую в Одессе на 9 досках со 100%-ным результатом, затем были серии партий с Верлинским, Рабиновичем и новые сеансы.
 
  Революция и эмиграция В 1917 году Алехин потерял свое состояние, выиграв в 1918 году трехкруговой турнир в Москве, он отправился в Одессу - по одной из версий с целью эмиграции. В апреле 1919 г. в Одессу пришли красные, Алехина арестовали и приговорили к расстрелу. Достоверно неизвестно, кто именно спас шахматиста, но вмешался кто-то из высокопоставленных революционеров. Алехин некоторое время работал в Одессе, а затем вернулся в Москву.
  В 1920 году - женитьба на Александре Батаевой, брак продлился лишь один год. В то же время Алехин учился на кинокурсах, работал переводчиком в аппарате Коминтерна, а также в милиции - по разным сведениям следователем в Центророзыске (искал пропавших людей) или в МУРе (обследовал места преступления). В том же году он, участвуя вне конкурса, выиграл все партии в первом советском чемпионате Москве, а затем победил во Всероссийской Олимпиаде.
  Алехин познакомился со швейцарской журналисткой Анной-Лизой Рюгг, в марте 1921г они поженились и сразу же получили разрешение на выезд из России. В мае они уже были в Латвии, откуда отправились в Берлин. Алехин еще не порвал отношения с Советами окончательно: он сотрудничал с шахматными изданиями, и в целом считался российским шахматистом.
 
  Претендент В 1921 г. в Берлине Алехин сыграл два матча: вничью со счетом 3-3 с Тейхманом, и обыграл Земиша (2-0), затем выиграл ряд турниров без единого поражения - в Будапеште, Гааге и Триберге. Капабланка тем временем стал чемпионом мира, Алехин отправил ему вызов, который тот не принял. В 1922 г. - 2-3 места в Пьештянах, и второе место (после Капабланки) в Лондонском турнире. Тогда же, по настоянию Капабланки, был подписан "лондонский протокол", в котором были прописаны условия матча за чемпионский титул. Основные претенденты были вынуждены согласиться, хотя одним из условий было обеспечение призового фонда в 10 000 долларов плюс расходы на организацию - половина этой суммы, а таких денег ни у кого из них не было.
  Алехин активно участвует в турнирах: в 1922 г. занял первое место в Гастингсе, и 4-6-е в Вене и переехал в Париж на постоянное жительство. В 1923 году - 2-е место в Маргейте, 1-е место в Карлсбаде (вместе с Боголюбовым и Мароци), где из сильнейших мастеров не участвовали лишь Хосе Рауль Капабланка и Эмануил Ласкер. В 1924 г. - третье место в Нью-Йорке после Ласкера и Капабланки, затем вышли книги о нью-йоркском турнире и "Мои лучшие партии". В этом же году Алехин развелся с Рюгг, третьей женой стала Надежда Васильева. В 1925 г. он становится гражданином Франции, защищает докторскую диссертацию в Сорбонне и побеждает на очередном турнире - в Баден-Бадене. В 1926 году - победы в турнирах в Гастингсе, Бирмингеме, Скарборо, вторые места в Земмеринге и Дрездене (победили Шпильман и Нимцович), победа в тренировочном матче с Эйве со счетом +3-2=5, и - очередные переговоры с Капабланкой.
  Главная проблема - деньги, Алехин ищет спонсоров. Он много выступает с сеансами одновременной игры, ставя новые и новые рекорды в игре вслепую: в 1925 году в Париже он сыграл одновременно 27 партий с результатом +22=2=3. В 1924 году вышла новая книга "Мои лучшие партии (1908-1923)". И наконец, в августе 1926 года назначены время и место проведения матча за титул чемпиона мира: Буэнос-Айрес, 1927 год.
 
  Алехин - Чемпион мира
  В 1927 году Алехин участвовал в двух турнирах: занял второе место после Капабланки в четырехкруговом международном турнире в Нью-Йорке и победил в Кечкемете. Остальное время он посвятил подготовке к предстоящему матчу. В победе Капабланки не сомневались: его турнирные результаты были значительно лучше, да и в личных встречах имел подавляющее преимущество. Алехин занялся анализом игры "непобедимой мыслящей машины", поиском слабых мест. В книге о Нью-Йоркском турнире в 1928 Алехин указывал, что Капабланка хуже играет в эндшпиле, а в миттельшпиле не всегда выбирает лучший из возможных вариантов.
  Осень 1927 г., Буэнос-Айрес, для победы необходимо выиграть шесть партий, ничьи не учитываются. Первая же партия завершилась победой Алехина, матч длился 34 партии, общий счет +6-3=25. Последняя партия была отложена, у Алехина было преимущество в две пешки в ладейном эндшпиле. Капабланка не стал доигрывать - он прислал победителю письмо с поздравлениями.
  В Париже в честь Алехина организовали банкет в Русском клубе, после которого в газетах появились антисоветские высказывания нового чемпиона. Достоверно не установлено, были ли произнесены слова, сделавшие его врагом Советов, но Алехин никогда от них не отказывался. Реакция не замедлила себя ждать: в "Шахматном вестнике" вышла статья Крыленко, в которой Алехин был объявлен врагом, а чуть позже в том же журнале Алесей Алехин публично отрекся от брата. Путь на Родину чемпиону был закрыт. После победы Алехина начались переговоры о матче-реванше. Капабланка пытался изменить условия "лондонского протокола", что вызвало негативную реакцию Алехина. Матч так и не состоялся, многие упрекали в этом чемпиона, хотя он лишь придерживался правил, установленных самим же Капабланкой. Их отношения окончательно испортились, и до 1936 года они не выступали совместно в турнирах. В 1928 году Алехин выпустил еще две книги: "На пути к высшим шахматным достижениям" и "Международный шахматный турнир в Нью-Йорке 1927". В 1929-33 годах Алехин участвовал в десяти международных турнирах и во всех занял первое место. В 1929 году Алехин сыграл матч с Боголюбовым и отстоял чемпионский титул со счетом +11-5=9. В представительном турнире в Сан-Ремо в 1930 году Алехин занял первое место с отрывом в 3.5 очка от второго места - такого результата не добивался даже Капабланка. Турниры, Олимпиады, кругосветные шахматные гастроли, новый рекорд по игре вслепую (на 32 досках, +19-4=9) - Алехин непобедим.
  1934 год - еще один матч на первенство мира с Боголюбовым, Алехин снова выиграл 15.5-10.5. Затем - победа в международном турнире в Цюрихе, с одним лишь поражением - от Эйве. С этого времени у Алехина начинается спад, возможно, сказалась усталость или отсутствие достойных соперников, по некоторым источникам он начинает пить. В 1934 году Алехин вновь женился на Грейс Висхар, шахматистке и состоятельной вдове.
  1935 год - матч с Эйве за шахматную корону. Алехин начал выигрывать, но затем стал ошибаться. В 25-й партии претендент вышел вперед и, в конце концов, одержал победу в матче со счетом +9-8=13. В 1936-1937 годах Алехин участвовал в десяти турнирах, где-то выигрывал, где-то оказывался на 4-6 местах. В 1936 году его пригласили на турнир в Москву, но Алехин отказался.
  Через два года после потери титула состоялся матч-реванш, в Алехина никто не верил: между матчами счет личных встреч был в пользу Эйве, а экс-чемпион больше не блистал на турнирах. Но Алехин подошел к матчу предельно подготовленным и досрочно одержал победу со счетом +10-4=11. После матча чемпион сыграл победил в трех турнирах - в Маргите, Монтевидео и Плимуте, но плохо выступил в турнире 8 сильнейших АВРО-1938 - +3-3=8. В том же году снова начались переговоры с Капабланкой, но матч не состоялся.
 
  Вторая мировая
  В 1939 году Алехин издал еще одну книгу своих лучших партий, а также участвовал в Олимпиаде в Аргентине, где уступил Капабланке. В это время началась вторая мировая война, Алехин и Тартаковер организовали бойкот немецкой команды - в матчах были засчитаны технические ничьи. Затем Алехин выиграл еще два турнира и вернулся во Францию. Многие шахматисты предпочли остаться в Америке, знай чемпион, что ждет его в Европе, он, вероятно, последовал бы их примеру. Алехин идет добровольцем в армию - переводчиком, а после капитуляции Франции переезжает на юг страны. В 1940 г. продолжаются переговоры с Капабланкой, но финансовые вопросы решить так и не удалось, матч не состоялся, а в 1941 году Капабланка умер.
  Положение Алехина в оккупированной Франции сложное: жена - еврейка по национальности, он сам - доброволец русского происхождения, средств к существованию нет. Алехин вынужден зарабатывать своей игрой - он участвует в турнирах, организованных немцами, дает сеансы одновременной игры офицерам. Его выпускают на турниры в Европе, но жена остается заложницей. Алехину обещают разрешение на выезд вместе с женой в обмен на серию статей по истории шахмат для газеты "Pariser Zeitung".
  Статьи вышли в свет - и весь мир ахнул. Общий заголовок статей - "Еврейские и арийские шахматы", суть статей - история шахмат с точки зрения нацистских представлений, подписаны статьи... чемпионом мира! Это был крах Алехина. Владение шахматной короной - вопрос политический, и такой прокол без внимания, конечно же, не остался. И уже никого не интересовало, что Алехин в дальнейшем неоднократно отказывался от этих статей, что до этого в газете выходили аналогичные статьи о Файне и Флоре за авторством редактора газеты, что статьи пестрили стилистическими ошибками, немыслимыми для великолепного литератора Алехина, но зато характерными для того самого редактора… Алехину поверили немногие, для остальных - это была слишком хорошая возможность. В 1943 г. Алехин очень тяжело заболел скарлатиной, его едва удалось спасти. Он выехал на турнир в Испанию и не стал возвращаться, жена же до конца войны оставалась в оккупации. В Испании чемпион сыграл несколько турниров, занимая первые места, выиграл матч у чемпиона Испании, давал частные уроки Артурито Помару, на основании которых был позднее издан учебник "Завет!". Алехин выпустил еще одну книгу - сборник партий, сыгранных во время войны. Осенью 1945 года он сыграл свой последний турнир - в Касересе, занял второе место.
 
  Бойкот и смерть В конце 1945 года Алехина пригласили на первые послевоенные турниры в Лондоне и Гастингсе. Но это вызвало бурный протест - расистские статьи были свежи в памяти, после войны пособников фашистов ищут и преследуют. Эйве, Файн и Денкер обещали бойкотировать турнир, если в нем будет участвовать Алехин. Открытое письмо, отправленное в оргкомитет турнира и шахматные ассоциации Великобритании и Америки, в котором чемпион снова отказался от злополучных публикаций, не изменило ситуацию. Во время лондонского турнира был создан комитет под председательством Эйве для расследования этого вопроса. Заседания комитета проходили без согласования ФИДЕ и без участия Алехина. Предлагалось лишить Алехина титула и бойкотировать его: не приглашать на турниры, не печатать его статьи. Единственным, кто публично поддержал Алехина, был Тартаковер, еврей по национальности, он даже организовал сбор средств в его поддержку. Вопрос было решено передать ФИДЕ, Алехин был приглашен во Францию, но разрешение на въезд пришло слишком поздно.
  С января 1946 г. Алехин жил в маленьком португальском городке - Эшториле. Лондонские события были ударом для него. В феврале Алехин принял вызов от Ботвинника и согласился сыграть в Лондоне. 23 марта ФИДЕ согласилась на этот матч, 24-го Алехин был найден мертвым в своем номере.
  Смерть чемпиона - еще одна загадка. По официальной версии, он умер от асфиксии - подавился куском мяса. Но многие исследователи с этим не согласны. На фотографии гостиничного номера Алехин, дворянин, интеллигент, доктор правоведения, ужинает, сидя в пальто, шахматы стоят удобно для фотографа, а не для того, кто двигает фигуры, до еды было неудобно дотягиваться и т.д. По посмертной фотографии некоторые патологоанатомы сделали вывод, что умерший отравлен двумя днями ранее. Священник отказался отпевать Алехина из-за следов насильственной смерти. Много лет спустя появилось сообщение о смерти работника ресторана, который признался, что подсыпал порошок в еду Алехину по поручению двух человек, говоривших с акцентом.
  Кому была выгодна его смерть? Результаты матча с Ботвинником были непредсказуемы, если бы матч не состоялся, Алехина лишили бы титула, и чемпионом стал бы Эйве или Решевский.
  Шахматная корона стоит намного больше, чем жизнь одного человека, чужого и ненавистного обеим сторонам... Доказательств какой-либо из версий нет, также как и нет рукописи статей, опубликованных в Париже.
  Алехин был похоронен в Эшториле, по настоянию вдовы был перезахоронен в Париже в 1956 году. После его смерти чемпиона определили в матч-турнире пятерых претендентов, который выиграл Ботвинник. * * *
 
  Был ли Алехин пособником фашистов или нет - достоверно мы этого никогда не узнаем. В его жизни и смерти много неразрешимых загадок. Бесспорно одно: Алехин - один из величайших шахматистов, непобежденный чемпион. Его шахматное наследие интересно и сегодня.
  Его стиль игры - комбинационный, яркий, шахматы для Алехина - искусство. Он неоднократно получал в турнирах призы за красоту партий. Но и позиционной игрой он владел в совершенстве. Сеансы игры вслепую поражали современников, последний его рекорд - 33 доски - был побит, но и сегодня немногие способны его повторить. Алехин - автор более двух десятков книг, в основном сборников комментированных партий. Его книги - не учебники для новичков, они предназначены для мастеров игры.
 

Rambler's Top100