"ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА".


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА.


Александр МЕНЬ.

 

 

Дорогие друзья  
Когда-то в древности в Дельфах был храм, на фронтоне которого было написано "Познай самого себя". Великий мудрец Сократ сказал, что с этого начинается мудрость человеческая. И сегодня для нас с вами познать самих себя - это не роскошь, это не праздные мысли людей, а это острая жизненная необходимость, потому что, если человек сегодня не познает самого себя, то, может быть, этот век, или век грядущий, будут последними в многотысячелетней истории людей. Самое удивительное - что человек забывает о своей уникальности. "Феномен человека" так называется знаменитая книга отца Тейяра де Шардена и так сегодня мы условно назвали наш вечер, нашу встречу.  
 
Феномен человека - это несомненная загадка природы . Потому что человек в этом материальном мире - гость почти чужой великий незнакомец и неизвестный Ибо человек, как биологическое существо, как член огромного тела Природы , огромного древа Природы, является чем-то для нас совершенно понятным и знакомым, не более удивительным, чем любое высокоразвитое млекопитающее существо. Однажды Гильберт Честертон сказал: что было бы, если бы ласточки, вместо того чтобы строить себе гнёзда и таскать мух для птенцов, стали бы создавать философские системы и размышлять над смыслом жизни? Разумеется, нам показалось бы это чудом. Так вот, подобным же чудом является и человек. Потому что в природе, в нашем биологическом, в психофизическом нашем существе всё целесообразно. Все процессы в нашем организме являются отражением обще-биологических, или физических или химических или просто мировых процессов. И всё имеет совершенно определённые, конкретные цели: адаптация к окружающей среде, размножение, дыхание, питание и так далее. Но какой цели для нашего биологического вида служит бескорыстная жажда познания такого познания, которое вовсе не даёт конкретных практических осязаемых результатов? Откуда возникает в человеке благоговение перед Высшим стремление постичь последнюю тайну мира? Откуда в нём то что мы называем духовностью? Сейчас этим словом достаточно злоупотребляют [NB], но, я должен сразу вам сказать, что духовность , в принципе, - это главное свойство человека, которое отличает его от всех живых существ Если мы отлично знаем, каким образом из природы мы получили всё то, что мы называем своим организмом,.. ибо в нас живут и животные, и растения, и минералы - все вместе, - но обшарьте всю известную нам Вселенную (материальную) - и мы нигде не найдём такой тайны, такого феномена, как сознание, как самосознание, как личность, как этические основы. В этом отношении человек как бы врывается в мир, для него иноприродный.  
 
Мы сегодня знаем, что такое экологическая среда; мы знаем, что малейшее нарушение вот этой системы, очень сложно связанной в своих элементах, - нарушение ведёт к болезням и гибели всего биоценоза в целом. И наше тело является исключительно сложной, но частью этого единого мирового целого - биологического и физического. Более того, если мы оторвём наше существо хотя бы на мгновение от этого целого, которому мы принадлежим, - мы гибнем в ту же долю секунды: так тесно так прочно мы вписаны в видимую природу; мы не только происходим от неё телесно, но мы являемся неотделимой её частью.  
 
Но при этом наша специфика человеческая, наша духовность - она является частью совсем не этой материальной, видимой системы. Потому что все видимые системы могут быть взвешены, измерены, увидены, осязаемы. И только то, что в нас невидимо, неосязаемо, не имеет ни формы, ни цвета, - только то и делает человека мыслящим существом. Существом, которое, по слову Вернадского, способно преобразовывать мир. Существом, которое, как мы знаем сейчас, может и портить мир, и вести его к гибели. Поэтому существом ответственным, единственным из всех живых существ; это мы, мы несём ответственность за свои поступки. Потому что мы единственные, кто может ВЫБИРАТЬ ... Ни слон, ни осьминог, ни удав, ни любое другое существо, в сущности, не выбирает. Оно запрограммировано жёстко В конце концов, почти всё его поведение является едва ли не точным отражением ... всех тех процессов, которые происходят у него в организме. Но посмотрите на человеческую жизнь подлинно человеческую. Очень часто многое и важное в ней не только идёт против этого, но как бы бросает вызов потребностям организма. Человек способен отказываться от этого, подниматься над материальными потребностями. Во имя каких-то идей он способен терпеть лишения, неудобства, и иногда даже идти на крайние испытания, вплоть до смерти. Таким образом, не жизненный инстинкт, а нечто иное здесь присутствует в феномене человека.  
 
[Резко понижает тон и скорость речи.] И нам сегодня очень важно понять происхождение этой тайны. [Опять повышает голос:] Мы есть образ и подобие природы - мы как люди, как homo sapiens, как члены огромной семьи приматов. [Тихо, задушевно:] Но мы - и образ и подобие чего-то иного. Иного, начало которого находится в мире, над миром, и создаёт его. [Постепенно повышает голос и ускоряет речь.] Человек имеет это в течение тысячелетий как результат своего внутреннего опыта и размышления - тайна мира всегда влекла человека, приковывала его. И он очень давно понял ... то, что впоследствии выразил Тютчев в известных словах: "Не то, что мните вы, природа, - не слепок, не бездушный лик." И то, что говорил Ломоносов, когда созерцал таинственное северное сияние; и говорил он о том, что человеку непостижимо творение [так] сколь же непостижим Творец, Который всё это создал Карл Линней, создатель современной биологической номенклатуры растений и животных, когда кончил описывать мир живых существ (а ведь он тогда был известен гораздо менее полно, чем сегодня, тогда, в 18-ом веке), когда он закрыл свою последнюю тетрадь, он произнёс: "Бог прошёл мимо меня. Я увидел Его вот в этом шествии существ." И поэтому это не является какой-то ... запредельной тайной для нас, она присутствует очень близко. Мы можем не видеть если мы слепы, и не слышать, если мы глухи. Но пока мы живы мы свой дух воспринимаем непосредственно. Духовный опыт, то есть духовность, это то, что человеку дано в самой первичной реальности - вот она, здесь, мы с ней рождаемся, она раскрывается в нас, как цветок. И раз организм должен находиться в гармонии с природой, иначе он вянет, гибнет, болеет - точно так же и дух человека только тогда может быть гармоничным, если он будет находиться в гармонии с Вечным Духом , отображение Которого он несёт в себе, часто этого не сознавая Это то, что врождено человеку с самого начала. Откуда всевозможные культы, политическая мифология? Вы думаете, это только происки политических фальшивомонетчиков? Нисколько Нисколько. Они играли на извечном том, что заключено в человеке Ибо человек подсознательно всегда ощущает, что мир имеет смысл история имеет смысл моё личное бытие имеет смысл Человек есть существо религиозное, стоящее перед Божественной тайной. И когда эта тайна извлекается различными способами, иногда искусственными, и очень жёсткими, оперативными, из его интеллекта, в подсознании это продолжает жить Подобно тому, как человек, лишённый пищи, будет вынужден жевать опилки, чтоб только утолить свой голод, - так человек, лишённый понятия о Божественном, будет поклоняться артистам, диктаторам, чему угодно  
 
Таким образом, наша духовность не может быть безнаказанно унижаема. Она не может быть безнаказанно поставлена в условия уродства Вы знаете, что производили в средневековых восточных странах -  
например, в Японии, Китае, - когда делали уродцев: уродовали маленькие деревья, уродовали женские ноги и так далее. Так вот, это наша душа: когда её стискивают идеологическими тисками получается вот такое маленькое уродливое дерево, такая уродливая ножка И это тоже остаётся не безнаказанным. Потому что изуродованный дух уродливым образом воздействует на другие души И на социальную жизнь На всё Всё теснейшим образом взаимосвязано И когда мы с вами видим сегодня всевозможные кризисы, - это всё не случайность. Не нужно думать (многие разводят руками) : какие же мы слепые на самом деле Всё закономерно Всё правильно Всё так должно было и быть Потому что была духовность попрана. И не просто попрана. А под это подводилась база, фундамент, - правда, смешной нелепый но всё равно подводился. И в конце концов так вырастали люди. Вырастали уродливые японские деревца. И плоды этого уродства сегодня налицо. Я говорю это без всякого злорадства, я говорю это объективно, констатируя факт, и считаю, [мягко:] что дело ещё далеко не погибшее. [Жёстко, резко:] Но если мы сегодня не проснёмся если мы не поймём что дух человеческий - он должен быть оберегаем и взращиваем , то - последствия не предсказуемы [Мягче:] Человечество непобедимо. Я глубоко верю в то, что ... мир будет иметь смысл и будет развиваться. Но может погибнуть наша цивилизация, всё может быть отброшено в новый каменный век. И как говорил Гумилёв, "огромные гвозди/ки красные, и на гвоздиках спит дикарь", - так он себе представлял будущее. Да, это, конечно, возможно. И тяжкий мучительный труд восхождения цивилизации начнётся снова. Вы скажете, почему же это так? Зачем было Провидению бросать человека в такую мясорубку? Потому что человек есть образ и подобие Творца. Когда мы говорим о том, как допускает Провидение зло, Оно отвечает нам: "Я вас послал, чтобы вы его искореняли; Я вас послал, чтобы вы этому противостояли Я дал вам свободу и волю Почему в ы не слышите этого голоса?" В Библии говорится ясно и чётко: перед вами лежат два пути, - говорит пророк Моисей народу, - выбирайте жизнь или смерть. И когда человек выбирает смерть, путь смерти, [назидательно, но мягко:] он не должен уже жаловаться. [Совсем мягко:] Но есть путь жизни, и никогда не поздно, пока мы живы, его избрать.  
 
В эти корни, глубочайшие духовные корни уходит вся жизненная система нашего общества. И любого общества в мире Любого Потому что мы люди. Альберт Швейцер говорил, что основы этики заключаются в благоговении перед жизнью. Верно, конечно. Конечно верно И ... мне жалко тех людей - ущербных, безусловно, - которые не чувствуют благоговения [очень мягко:] перед птицей, перед живым существом. Любым Это великая тайна, жизнь, - это величайшая тайна Но друзья мои, а разве человек не большая тайна? Разве благоговение перед человеческой духовностью не больше? Мы всё это попрали Я говорю "мы", потому что мы все участники этих процессов в той или иной степени. Мы попрали и подменили человека понятием "массы" Это понятие современное. Это мерзкое, отвратительное понятие. Потому что оно лишает человека самого драгоценного - вот этого вот дара Божия - личности. И таким образом [тише:] мы превращаемся в стадо. Даже хуже, чем стадо. Я помню, в одном журнале, кажется, в "Курьере ЮНЕСКО", были статьи демографического содержания, которые были иллюстрированы карикатурами с изображениями людей: все они были сделаны в виде такого яйца, только с платьями, все одинаковые, как ... яйца, как клоуны такие. Хотя это была смешная карикатура, она на самом деле была ужасной. Потому что мне в ней почудилась вот эта психология современного восприятия человека: когда вместо ... человека идёт "масса". А массой можно манипулировать как угодно, направлять куда угодно. В ней духовное начало человека снижается на несколько порядков...  
 
Тело человека нуждается в культивации. Вот у нас есть такое банальное слово "физкультура". Есть культура тела. Что это такое - не буду распространяться, вам всем понятно. Существует культура выращивания растений. Существует множество всевозможных культур. То, что нам дано в природе, не может так падать с неба, как какая-то манна небесная. Это всё требует нашего участия Потому что мы люди.. Но дух, который дан нам свыше, как дар редчайший, - он ведь тоже требует культивации он тоже требует взращивания И именно это мы и прозевали. Впрочем, это слишком мягко сказано. [С горечью:] Мы это почти потеряли. Это почти было у нас отнято. В конце концов оказалось, что и цена жизни ничтожна. На протяжении двух-трёх поколений нашего столетия чего стала стоить жизнь?.. Поэтому можно было уже истреблять людей так, как люди истребляют рыбу на нересте, когда идут на рыбалку. И взгляд на человека становится ... подобным взгляду рыбака, у которого в сетях, там, тысячи трепещущих рыбёшек. Вот результат, вот итог разрушения духовности, непонимания самого главного.  
 
Так вот, опыт мировых религий, духовные традиции, которые столетиями и тысячелетиями выращивали лучшие представители человечества, вот этот священный опыт и служил культивации в человеке его духовного начала. Если мы это отбросим, то процессы, которые начались уже у нас на глазах, будут ... стремительно развиваться, с зловещим ускорением.  
 
Человек познал добро и зло (вы все помните библейское сказание). А это означает, что человек решил сам мерить добро и зло, по своим меркам. Не так, как это является в высшем, священном, Божественном законе, а как ему вздумается: добро то, что выгодно мне, мне лично, для моей семьи (моего клана, класса, партии, группировки). Конец Здесь начинается конец. 
 
[Медленно, раздельно, спокойно:] Так вот, проблема духовности это не (повторяю) не праздная проблема культурного, простите, досуга, а это жизненно важная проблема. Если мы не почувствуем это, не попытаемся подойти к этому с полной ответственностью, с полной серьёзностью, то мы окажемся банкротами перед лицом высочайшего призыва. Великий английский историк современный Арнольд Тойнби говорил, что каждая цивилизация получает Божественный призыв в виде: географической среды, исторических условий, наследственности, и так далее, и так далее. Если она в сумме всех воль в среднем, даёт правильный ответ, она начинает развиваться и расцветать; если она даёт неправильный ответ, у неё начинается ............., начинает разлагаться или рушиться. Это может произойти в любой части света. И это зависит от общего духовного климата всего социума. Вот о чём сегодня мы болеем, что сегодня мы хотим поставить во главу угла. 
 
Это вовсе не значит, что духовность есть какой-то маленький огонёк, который надо ... зажигать, как лампадку, где-то в тёмном углу. Ничего подобного Именно духовность является корнем всей культуры Люди создавали свою музыку свою архитектуру свою живопись свои социальные институты именно в соответствии с тем, как они воспринимали Божественное: Творец, космос, человек. Взгляд на эти три измерения и определяет любую культуру. Любая культура, из которой это выкорчевано вырвано переживает ситуацию крайней нестабильности. Этому учат нас факты истории. А нам не нужно истории - мы в этом с вами живём, в это погружены сами. И не только у нас. А во многих странах. Потому что наша цивилизация сегодняшняя есть цивилизация кризиса. 
 
Ответ на этот вопрос дал замечательный русский мыслитель и социолог Питирим Сорокин. В этом году будет 1ОО лет со дня его рождения. В силу исторических причин ему пришлось покинуть свою родину в 22-ом году, он был участником работы Временного Правительства, так далее, впоследствии он был профессором Гарвардского Университета. Я не знаю, будут ли у нас отмечать этот юбилей,.. и как будут его отмечать, - это проблема уже не наша. Но, Питирим Сорокин был ведущим (он умер в 68-ом году) социологом мира... И вот один из аспектов его концепции. Он утверждал, что в мире существуют два важнейших элемента: это дух и материя. (Он был позитивист, поэтому глубоко дальше не шёл.) Так вот, человечество, когда ставит духовные ценности на первый план, - творит и мощно развивается (конечно, с ошибками, с трагедиями, но развивается). Потом наступает момент перелома, когда возникает, по его терминологии, "сенситивная", чувственная цивилизация, когда материальные ценности начинают казаться более важными. И начинается развитие техники, науки практической ... как бы ... с перевесом в эту сторону: духовные ценности начинают отступать назад. И это ведёт к тяжелейшему вакууму нравственному и духовному. И тогда наступает третья фаза (он называл её фазой идеалистической, но это условный термин): это фаза, когда ещё материальные ценности продолжают быть,.. так сказать, притягательными, но уже человек понимает, что одним этим не обойдёшься. И Питирим Сорокин считал, что наш вот век, наша сегодняшняя ситуация, середина XX-го века, как раз и переживает эту стадию. И каждый из нас должен задуматься над тем, каково его участие в этом.  
 
Действительно, когда человек ищет только материальное, как мы привыкли, он, конечно, себя обворовывает. И когда историю рассматривают как историю столкновения интересов (классовых, там, и прочих, войн, борьбы за место под солнцем), - история превращается почти в зоологическую историю. Потому что в ней нет ничего настоящего человеческого. Ибо и животные нуждаются в месте под солнцем, и тоже они как-то ... у них борьба за существование идёт, и так далее. 
 
[Торжественно:] Что же человек? Человек это духовное существо. Это свободное существо. В прошлом году было сорокалетие со дня смерти великого русского мыслителя Николая Бердяева. Это имя, к счастью, теперь возвращается вновь к нам. Человек, вокруг которого шумели споры по поводу которого собирались и собираются симпозиумы, конгрессы, которого перевели на 2О языков, - у нас в течение полувека был совершенно неизвестен, за исключением очень узких кругов. Так вот, Бердяев говорил (теперь его сочинения в этом году будут издаваться у нас), что человек это прежде всего личность, а личность немыслима без свободы. А это то, за что необходимо бороться. Потому что духовность не даётся даром. 
 
В те годы, когда Бердяева высылали, у нас в Петрограде вышла в переводе книга Герберта Уэлса, фантаста, которая называлась "Неистребимый огонь" или "Неугасимый огонь". Там человек, современный Иов, учитель, больной раком, пострадавший во всех отношениях, он в бреду своём спрашивает у Бога: "Что же мне делать? Как Ты поставил нас в такие трудные обстоятельства?" И Творец отвечает ему: [мощно:] "Я вложил в тебя Мой неугасимый огонь И то, что ты протестуешь и то, что ты видишь, что мир устроен не так, и что ты видишь: зло господствует, и ты не можешь этого принять, - это и есть Мой голос в тебе [Резко тише:] Это и есть тот неугасимый огонь, который Я в тебя вложил."  
 
Так вот, когда мы начинаем учиться отличать добро от зла, когда мы учимся в себе находить вот это "поле битвы", как говорил Достоевский, начинается работа по взращиванию нашей духовности. Это дело каждого человека. Это величайшее творчество. Для того чтобы творить, не обязательно создавать картины, симфонии или скульптуры. Каждый человек творит свою душу. Каждый человек созидает свою личность. Но созидает её н е в пустом пространстве. А созидает её в соотношении с другими "я" и с вечным "Я" Божественным. 
 
И, наконец, последнее. Природа, как бы мы её глубоко ни познавали, всегда будет оставаться для нас тайной. Само бытие останется для нас тайной, потому что закон причинности, действующий в ней, - он ведь реализуется только до того момента, где мы подходим к Первопричине, к тому Началу, которое Циолковский называл причиной Космоса - [мягко:] Абсолютной Любовью и Высшим Разумом. Но, подходя к этой причине, мы сознаём, насколько мы не в состоянии проникнуть в её тайны. Мы только чувствуем это. И в переживании природы, музыки, прекрасного, переживании любви, переживании творчества нас касается [нежным голосом:] Божественная рука, но только касается. Мы можем чувствовать эту тайну, подобно путнику, который идёт по пустыне: и он чувствует близость леса, или моря, ветерок доходит до него прохладный через раскалённые слои воздуха. Но это только приближение. [Повышая голос:] Пока Тайна сама не заговорит с нами, она всё равно останется тайной. И она открывает нам величие человека и человечность Бога. Это есть благовестие Евангелия: когда Он говорит нам через Христа, умершего на кресте и победившего смерть. Его благовестие это благовестие о человеке. Он говорит о том, что люди - это чада Божие. Они должны ими стать Они рождаются для этого. 
 
Оказывается, у человека может быть идеал и эталон. У человека может быть мост который связывает его с Вечностью. И только через этот мост должны идти мужественные. У каждого может набраться своё мужество. На том берегу стоит Он. Великий Паскаль говорил о некоем рывке, внутреннем, который должен совершить человек, чтобы пойти навстречу этому призыву.  
 
Евангелие есть благовестие будущего. В прошлые времена с трудом могли его усвоить даже на десять процентов. И сегодняшнее человечество ещё во многом не доросло до него. Но если мы хотим культивировать, развивать, оберегать, давать рост нашей духовности, мы всегда будем обращаться, мы всегда должны обращаться к этому вечному источнику. [Резко повысив голос:] Там, где Бездна, там, где величайшее молчание Бездны, - [резко понизив голос:] начинают говорить с нами, обретают голос - голос Того, Кто сказал: "Видевший Меня - видел Отца. Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные. Я успокою вас. Возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем. И обрящете покой душам вашим." Спасибо, дорогие друзья.  
 
[Аплодисменты. Ведущий: "Чесноков, "Жертва вечерняя" в исполнении ...................... Можно задать вопросы." Переходят к ответам на вопросы.] 
 
Ответы на вопросы после лекции 
 
[9.3.89.] "Феномен человека. О духовном и нравственном" 
  1."Что происходит с человеком после его физической смерти?" Другая: "Уважаемый отец Александр Вы, конечно, верите в бессмертие души. Поделитесь Вашими представлениями об этом с нами."  
 
Ну, друзья, это, конечно, тема особая, и поэтому мне придётся только вскользь её коснуться. Давайте подумаем просто. Вот тело наше находится в пространстве. Значит, оно может разрушаться. Потому что разрушение включает движение. Что такое движение? . Это есть перемена места в пространстве. Вот я поднимаю руку - я переменил место в пространстве. То, что не находится в пространстве - духовное начало, - не может менять место в этом пространстве. Следовательно, не может двигаться - оно не разрушимо. Оно ... живёт своей своеобразной жизнью. Если здесь есть физики, рекомендую вам заглянуть в книгу Эрвина Шредингера, основателя квантовой теории, и посмотреть в конце этой книги его мысли о бессмертии человеческого духа... Всё возвращается к своим истокам Мы получили от природы своё тело,- и оно не исчезает, оно возвращается обратно в круговорот природы. Божественный дар - дух - возвращается к Творцу. Возвращается в иное измерение, проходит сложные фазы развития. Сложные фазы. Так же, как земная жизнь. Продолжается определённая эволюция духа. Но она определяется тем, каково было состояние духа в этом измерении бытия, в земном. Что касается дальнейшего, то ... я бы сейчас не стал на этом останавливаться. Но я только скажу вам одно: создание жизни предусматривало ценность для творения именно самой жизни, а не отдельной жизни. Поэтому бесчисленные миллиарды отдельных индивидуумов на древе жизни разрушались и исчезали, оставалась только жизнь - та, которая несколько миллиардов лет назад была посеяна на земле. [Тихо, задушевно:] Совсем иное дело - это человек. Здесь важен не сам род, не целостное - как нить жизни,- а важен каждый [Обычно:] Прочтите стихотворение замечательное Фета "Не тем, Господь, Ты мне непостижим," - оно как раз об этом... Так вот, это начинает развиваться и по ту сторону. Опыт людей, переживших клиническую смерть, показывает, что это развитие очень сложное. Я знакомился с опытом таких людей, беседуя с ними, задолго до появления известной книги Моуди "Жизнь после жизни" и потом продолжения этой книги, которая выпущена сейчас в Америке. Я убеждён, что пройдёт небольшое время, и тогда мы чисто научным путём (это не будет предмет веры) мы будем знать о том, что дух неразрушим и переживает телесную оболочку. Есть вещи, которые требуют только интуитивного познания, только акта веры и доверия. Но эта ....... - это часть нашей природы, и мы это познаем, я думаю, в скором времени. Вот в двух словах на эту сложную тему.  
 
"В очень интересной книге о священнике Войно-Ясенецком много раз есть ссылки на Ваши труды." (Кстати, это впервые я тогда познакомился вот через эту книгу с Вами, это было в 7О-ом году.) "Были ли Вы знакомы с этим замечательным человеком? [ОтАлМ: "Да, да"] Какое отношение к его памяти в настоящее время в наших церковных верхах?"
 
Существует несколько довольно обширных статей о нём, напечатанных в нашей церковной прессе, то есть в "Журнале Московской Патриархии". Подробные, обстоятельные статьи. (Ну, конечно, не такие подробные, как книга Марка Поповского, но в общем достаточно подробные.) И память его чтится, уважается. Вот. Я его знал, уже когда он был слепым и старым, мы познакомились в ... 52-ом году... Думаю, что это всё.
 
3."Уважаемый отец Александр Не считаете ли Вы, что если бы религия, начиная с 17-го года, не была так активно гонима в нашем государстве, то и не было бы такого падения нравственности во всех слоях нашего общества?" Это первый вопрос.
 
Ну, я прямо Вам в двух словах скажу. Я уже выдвигал определённый тезис: что религия является формой, культивацией Божественного дара в нашей духовности. Религия, созданная усилиями культуры и человечества, конечно, всегда несовершенна. Религия - это не создание Бога. Но, конечная причина - это всегда Он. Вот недавно были опубликованы дневники Михаила Пришвина. И он пишет там: его спросил какой-то знакомый, не христиане ли создали образ Христа, и он отвечает: нет, Христос создал христиан, так же, как Бог создал веру. Но формы веры, культурные - это, конечно, часть нашего творчества. Безусловно. Но Эти формы необходимы в своём развитии, для того чтобы мы могли развивать свою духовность, двигаясь к главной цели - приближение к Первообразу. К вечному Первообразу Так что, когда у нас насильственно это всё изымалось, очень тяжкими и грубыми методами (впрочем, как и многое другое), [чеканно:] этим самым подпиливался сук, на котором сидело всё общество. Этим самым, если прибегнуть к образу известной басни (насчёт дуба и других животных, окружавших его), подрывались корни того дерева, с которого падали плоды. А беда вот этой бедняжки, которая там находилась внизу, в том (ворон ей сказал): [намешливо, уничижительно:] "Ты не можешь поднять рыла вверх." Вот и всё было. Если б она посмотрела вверх, то всё б было ... [Аплодисменты не дали кончить фразу.]
 
4. Вопрос лично к Вам: "Расскажите, пожалуйста, какое образование Вы получили и какими иностранными языками владеете?" [В зале смех.]
 
[С улыбкой:] Ну, это вопрос такой простой. [Скороговоркой:] Ну что, я учился в обыкновенной советской школе; потом уже, так сказать, своим путём изучил богословие. Я решил, прежде чем поступать в семинарию, кончить институт по предмету, который меня интересовал, - я кончил охотоведческий факультет, поэтому ездил, по тайге бродил, вёл учёт оленей, зубров, [с улыбкой:] и так далее, с огромным удовольствием, наслажденинием. Одновременно изучал богословские предметы и в церкви пел, читал, прислуживал. Вот... Когда мне было 23 года, я уже начал служить в церкви. Так что этому уже больше 3О-ти лет. И во время службы я закончил заочно в Ленинграде семинарию и в Москве (в Загорске) академию. Насчёт языков. Конечно, я читаю на многих языках, но разговаривать, объясниться мне, конечно, будет трудно. (Ну, кроме английского и некоторых ещё.) Всего понемножку, как вы знаете [?], всего понемножку.
 
5.Ещё несколько вопросов в отношении происхождения и существования зла. Причём, я их объединю, и в начале тут, не скрою, под чисто эмоциональным впечатлением передачи, которую я смотрел три дня назад, "5-е колесо", где говорилось о чудовищных преступлениях, вот там говорили все репрессированные, я задаю этот вопрос, хотя Вы на него как бы ответили, но мне хотелось бы, поскольку много записок, чтобы Вы ещё сказали.
 
"В одной из религиозных книг в главе о происхождении зла есть такие слова: "В этом мире, который предназначался для самого высокого, который Творец призвал для того, чтобы он был сосудом откровения Его Славы, появилась трещина; созвучная гармония сфер нарушилась резким диссонансом. Никто не в состоянии сказать, как это могло случиться и почему Бог допустил всё это. Происхождение зла навеки останется для нас тайной." Ну, об этом же, только по-другому, говорит в своей статье "Почему я не христианин" Бертран Рассел. "Зло (другая записка) агрессивней и динамичней, чем добро. Поэтому оно может победить." И третья записка: "В нашей стране раскрылась небывалая картина зла, совершаемого на протяжении почти 7О-ти лет, именуемая общим понятием "сталинизм". Знает ли об этом Бог, если Он всеведущ? [Зал смеётся.] Как терпит это? [Смех ещё сильнее. ОтАлМ: "Если мы знаем, то уж Бог наверняка." Смех сильнее.] Почему, видя страдания людей, особенно невинных детей, не пресечёт зло, дав нам пример справедливости?"
 
Ну,.. если поднимать вопрос таким образом, то мы прежде всего должны спросить себя: имеем ли мы право переносить на Творца такие вот свойства ... надзирателя? [Очень горячо, быстро, втолковывая:] Потому что мы бы были тогда не людьми, не образом и подобием Божиим. Мы были бы детским садом марионетками. Нам очень хочется чтоб наверху сидел большой господин, или "большой брат", и правил, как у Оруэлла, который бы всё время наблюдал за нами. И при малейшем нарушении тут же бы карал виноватых и поощрял невинных. Этого нет. И этого не должно быть. Человек по замыслу вечному является соучастником Божественного творения. Библия называет это словом "Завет" "Завет" это значит "союз" по-русски (это церковно-славянское слово), на древне-еврейском "брит", или ......... по-гречески. Союз - это значит с каким-то мало-мальски равноправным существом Но если это существо - заводная кукла, то какой же может быть с ним союз? Если его жёстко запрограммировали на добро? Если ему не дали возможность выбирать между добром и злом? Тогда что же это за выбор? Это вроде выборов, у нас которые были в те времена, в застое и далее. [В зале смешки.] Когда не будет возможности совершать зла, когда всё будет запрограммировано в одну сторону, то у человека не будет ни завоевания ни подвига ни личности ни свободы ничего Это будет просто ... театр Образцова, где невидимые руки, там, дыигают всё за ниточки. Вы скажете: [мечтательно:] а так удобней было бы. Как чудесно, если б нас дёргали за ниточки, а мы бы себе дремали Но Бог не хочет этого. Поэтому мы и ответственны. Создание человека это есть особый акт природы. Потому что человек является, по словам знаменитого немецкого мистика и писателя Новалиса, мессией природы. Человек это спаситель природы но вместо этого он её давит. А может иначе. Может иначе И это будет обязательно Мы только начинаем, мы троглодиты эволюции. Мы только начинаем; начинаем, может быть, скверно, но вы не забывайте,.. Один теолог французский мне сказал, что самое страшное, что было в наши дни, это лагеря, но надо помнить, что, хотя человек там пал страшно низко конечно, хуже животного и это может нам привить мизантропию ненависть к человеку, презрение но помните, - сказал он мне, - что ведь те, кто мужественно шли на смерть, боролись шли даже в газовые камеры, повторяя "Pater nostra,.. ..............", - это были тоже люди . Это были люди Значит, человек способен побеждать и э т о Значит, есть в нём вот тот самый дух, неугасимый огонь, о котором говорит Герберт Уэльс, - это наш дух. Только так мы можем жить. Только так. Пусть это немножко выше нашего желаемого потолка, но ведь идеал и не может быть приравнен к нашим средним меркам. На то он и идеал, чтоб устремлять нас вверх. Какой смысл нам проникать в метафизические тайны зла? Христос вовсе нам не объясняет, почему и отчего произошло [зло]. Да потому что мы этого не поймём Потому что объяснение иррациональной стихии зла в космоме несовершенства - это абсурд потому что ир-рациональное не может быть рационально объяснимо. Объяснить зло дать логически ясную теодицею - это значит сделать зло обоснованным. А оно необоснованно. Как слепая стихия бунта, как тёмное стремление против света. Это то, что пытались опиать Достоевский, Шарль Бодлер; это то, что иногда мы находим в тёмных метаниях современного искусства, искусства конца века, нынешняя живопись. Тёмная стихия. И ей надо противостоять. Христос учит нас не тому, к а к произошло зло в мире, - это философия, - а учит тому, КАК ЖИТЬ В МИРЕ, ГДЕ ЕСТЬ ЗЛО. Он сказал: "В мире будете иметь споры. Но мужайтесь, Я победил мир." Да, у нас, если перейти на нашу конкретность, были ужасные годы, ужасные события. Но не надо особенно гордиться своими ранами. Столь же трудной, по-своему, была судьба и германского народа, и многих других народов, страдавших под пятой тирании. Мы как-то, носясь со своими болячками, забываем, что наш век есть век диктаторов, что при Франко удавливали людей ни за что-ни про что; забываем, что был Муссолини, пусть это был, конечно, не Сталин, но всё-таки Мир бушевал,.. Мир, потерявший Бога, поклонившийся политическим идолам, пожал полной мерой за своё идолопоклонство. Плоды своего идолопоклонства. Вот в чём драмы А мы хотим, чтобы человек, отвернувшись от Бога и поклонившись идолу, и когда идол этот на него упал - чтоб Господь Бог в это время занимался сортировкой: кто прав - кто виноват. Мы, все люди, солидарны между собой. Если бы не Гуттенберг, то мы не получили бы типографии; если бы не Шаляпин, мы бы не слышали этого прекрасного пения; если бы не Бах, то мы не знали бы его божественной музыки Мы все связаны между собой Если бы не моя мать, не ваша мать, - мы бы не получили по наследству то, что мы получили. Связан человек Все - дети внуки родственники - весь человеческий род это одна семья Великая солидарность. Этим передаётся всё благое, всё святое, всё священное, всё прекрасное Но мы должны помнить, что этим же передаётся и злое. Если человек разлагает своё тело наркотиками, - а потом болеет его ребёнок, или у него рождается ребёнок-урод, - ребёнок, конечно, не виноват Но здесь же не уголовный суд А это нравственный миропорядок, это закон, и у него действительно может родиться такой ребёнок Потому что мы все тесно связаны И в этой единой системе, когда страдает один орган, - потом всё это отдаётся во всём организме. И это ещё больше подчёркивает ответственность человека Ответственность матерей Ответственность отцов Ответственность целых групп, учителей, - всех нас Как говорил Достоевский: все друг за друга в ответе. Это очень правильные слова. Только мы их понимаем вроде какого-то утопического лозунга, непонятно что значащего. Нет, мы действительно в ответе И это составная и необходимая часть возрождения этических принципов в нашем, да и в любом обществе. [Аплодисменты, голоса из зала: "Спасибо"]
 
6. Лёгкий вопрос:
  "Уважаемый отец Александр, какие авторы Вам наиболее близки в литературе, живописи, музыке, и любите ли Вы кино?"
  Что касается кино, жалко, мне мало приходится смотреть его - только то, что "ящике" показывают, почти не хватает времени. Но вообще я люблю, очень люблю, и с удовольствием бы работал параллельно в этой области. [Зал смеётся. С улыбкой:] Только бодливой корове Бог рог не даёт, - знаете, есть такая поговорка. [Серьёзно:] Так. Какие авторы наиболее близкие? У, это ужасный вопрос. Это надо ... Мне очень многие близки. Очень многие. И решить взять трудно. Да, это будет долгий перечень. В живописи ... даже ... кхе ... начиная, там, с египетской живописи, иконописи, Рублёв,.. просто ... Ну, скажем, из 19-го века я люблю художника ... Фридриха (ну не все знают его, такой был О...... Каспар Фридрих, романтик), но это личный мой вкус. Вот. В музыке люблю Малера, но далеко не только одного его. Далеко Вот. Ну, говорить о том, что я люблю Баха, это было бы банальностью; я думаю, что многие из вас любят. Я в нём как бы так живу, внутренне... Вот. Ну, и в литературе - [с усмешкой:] это море Море. Перечислять, наверно, бесполезно.
 
7."Уважаемый отец Александр. Из фильма, телефильма о поэте Галиче я узнала, что он встречался с Вами. Что Вы можете рассказать о ваших встречах? Что повлияло на его решение принять веру? Из наблюдений за своими знакомыми я пришла к выводу, что принятие веры сейчас стало модой среди интеллигенции. Как Вы считаете?"
 
Я этот фильм не смотрел, поэтому я не в курсе дела. Но это правда. Это правда. Ну, Александр Аркадьевич отнюдь не руководствовался модой. Кроме того, он крестился у меня в эпоху застоя, когда это ещё не было модно. И потом, он был не такой человек... Что такое мода? (в двух словах). [Медленно, весомо:] Это поверхностное , популяризированное, немножко измельчавшее, но всё-таки отражение каких-то глубинных процессов в обществе. Поэтому, когда в обществе, в котором религиозное сознание, религиозная философия, религиозное искусство и так далее железной рукой выкорчёвывалось в течение нескольких поколений, - и вдруг на это пришла мода, - стоит задуматься над тем, почему это произошло. Это не только из протеста... Могло бы быть всё по-другому. Что касается Галича, то его вера была плодом серьёзного, глубокого размышления, очень непростого, внутренних духовных процессов таких. Ну я обычно о таких вещах не говорю (меня часто про него спрашивают), поскольку он был мой прихожанин, то я ... это я называю врачебной тайной. [Немного аплодисменты.]
 
[Ведущий: "Бах, двойной концерт для двух скрипок, ре-минор, 2-я часть... Сейчас мы сделаем перерыв... Дело в том, что записок так много, и некоторые настолько длинны, на двух страницах, что сейчас не только невозможно ответить, а я не в состоянии даже предварительно прочитать, потому что я хочу слышать всё, что говорит отец Александр. И мы договорились, что те записки, на которые сегодня не будет ответа, мы возьмём с собой, мы их изучим (спасибо, вот ещё штук пять), и в будущем сезоне мы сделаем уже специальный вечер, группируя эти записки и выделяя какие-то большие темы. Потому что, к сожалению, не все вопросы достаточно значительны. Сейчас мы прослушаем Вивальди, 1-ю часть "Stabet[?] Mater"...]
 
8. Две записки на одну тему: "Ваше отношение к смертной казни?", и вторая: "Нужно ли наказывать убийцу, если "Не судите - и не судимы будете"?"
 
Вопрос о смертной казни у нас дебатируется сейчас. И не существует какого-то общепринятого христианского учения на эту тему. Но если Вы спрашиваете меня лично, - я принципиальный противник смертной казни. По нескольким причинам. Причина чисто внешняя: любая юриспруденция любой страны, любого народа не безгрешна. Может быть ошибка. Но эта ошибка необратима. Человек, который остался, так сказать, в одиночке, в тюрьме пожизненно, и вдруг выясняется, что он невиновен, - он может выйти на свет Божий. А смертная казнь исключает всё это - только посмертная реабилитация. Второе. Я глубоко верю в то, что даже самый тяжёлый преступник способен покаяться. И я считаю, что смертная казнь лишает его этого права, этой возможности . Вы, наверно, читали недавние публикации, знаете о телефильме, который на эту тему был сделан. Человек может придти к тяжёлому внутреннему потрясению, которое откроет ему его преступление. Поэтому юридическое убийство мне кажется неоправданным. И, наконец, третье. История и наша современность показывает, что ... смертная казнь не уменьшает количество преступлений, не сдерживает, не является фактором, который сдерживает преступность. Это подтверждают данные всех специалистов в этой области. И вообще, настоящий преступник ... не чтит уголовный кодекс, это только в книжке, Остап Бендер чтил, а преступники это не чтят, они обходятся.
 
Значит, в отношении "Не судите - не судимы будете". Христос говорит нам о внутреннем личном нравственном прощении. Его этика это прежде всего этика личности, духовная этика. Общество же руководится не христианской этикой, а языческой. Общество подобно организму, который должен защищаться. И если у меня убили мать, - я могу сделать колоссальное усилие над собой и простить этого человека. Но общество (суд, правосудие) - оно не имеет права это делать. Оно должно совершать всё по закону. Если не будет закона в обществе, то всё превратится в хаос. Поэтому суд юридический - это не есть осуждение такое, о котором говорится в Евангелии. Это нечто совсем иное... Значит, там ещё было ?.. [Ведущий: "По поводу смертной казни?" ОтАлМ: "Да." - "Пока всё."]
 
9. А вот вопрос интересный: "Часто ли Вам возражают учёные на таких встречах? Что-то сегодня они молчат, хотя в зале их очень много." Ну, я, во-первых, должен сказать, что учёные - это интеллигентные люди, и они молчат потому, что я ни разу не обратился в зал с обычным вопросом: кто хотел бы выступить? И второе (простите меня, отец Александр): мы в антракте вот говорили о том, что сегодняшнее выступление отца Александра это в известной мере преамбула. Может быть, вот та встреча, которая будет в будущем сезоне, мы её именно сделаем так, чтобы была возможность выступить и кому-то из зала. Но если кто-то сейчас из учёных хочет сказать, [с улыбкой:] почему они молчат, - я думаю, Вы [вы?] возражать не будете.
 
Я только должен сказать следующее: что есть жанр дискуссии; и мы иногда выступаем в этом жанре, когда несколько человек говорят с разных точек зрения. Это нисколько не помешало бы нам, создало бы определённую, так сказать, такую глубину ситуации, но раз этого нет сегодня, то нет. А время наше, к сожалению, ограниченно, у нас осталось [хором с ведущим:] 35 минут. [Ведущий: "Потому что отец Александр должен уезжать,.."] Но я буду всегда рад, если в будущем возможна такого рода дискуссия. Каждый может ... Мы должны учиться ... Кстати, мы тут всё время говорили о культуре: культуре человеческих отношений, культуре вообще, - есть и культура спора. Она у нас забыта Забыта потому, что в прессе у нас на протяжении многих десятилетий, если против кого-то выступали, это было просто истребление так сказать, моральное, литературное истребление - топтали человека. О споре никто и не помышлял. Просто изничтожить - и всё. Вот. А культура спора... Был такой православный учёный, философ, логик, Поварни[?]. В 23-ем или в 22-ом году он издал в Петербурге (Петрограде тогда) книгу "Искусство спора". Замечательная книга Вот её бы сейчас переиздать - она была бы очень нам полезна.
 
10.[ОтАлМ сам:] Теперь, тут ещё несколько таких длинных записок по национальному вопросу. Я не буду их читать подробно, потому что это очень долго. Одна записка содержит вопрос, что делать, чтоб не было очень много евреев в духовенстве (в Москве, очевидно). Думаю, что это глубокая ошибка. Я, например, не знаю ни одного в Москве. У нас примерно половина украинцев из священников в Москве,.. довольно много белоруссов, есть татары, есть много чувашей, но евреев там нет. Но по определению Русская Православная Церковь, по уставу её, принятому на Соборе, она является много-национальной Церковью. Изгнать еврейский элемент из Церкви - это надо начать с того, что вынести все иконы Богоматери, которая была дочерью Израиля, выбросить иконы всех апостолов, сжечь Евангелия и Библию, всю написанную апостолами[?], и, наконец, повернуться спиной к Господу Иисусу Христу, Который был евреем. Так вот, эту операцию сделать над Церковью невозможно. Её пытались сделать, несколько раз. Были еретики-гностики, которые хотели отсечь Ветхий Завет от Нового. Они были признаны еретиками, и отцы Церкви не допустили распространения гностицизма. Был еретик Маркион, во 2-ом веке, который пытался доказать, что Ветхий Завет это произведение дьявола. Но он был объявлен лже-учителем и изгнан из Церкви. Таким образом, это проблема старая и ничего общего с Церковью не имеющая. Христианство пришло в мир, неся братство людей. В то время, когда народы уничтожали ненавидели друг друга, оно устами апостола Павла провозгласило, что "во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа, ни раба, ни свободного". Это вовсе не значит, что оно отрицало наличие людей разных языков, культур, историй, народностей. Церковь всегда поддерживала, и укрепляла и развивала все национальные формы христианства. Поэтому, когда мы справляли сейчас 1ООО-летие христианства на Руси, мы все, верующие и неверующие, знали, какое влияние огромное Церковь оказывала на русскую культуру. Но такое же влияние она оказывала и на греческую, и на сирийскую. Каждый народ - пойдите в храм и посмотрите - что внёс каждый народ в Церковь. О роли Израиля я вам сказал: Христос, Дева Мария, Павел, апостолы. Дальше идут: сирийцы - мученики бесчисленные, греки - отцы Церкви, италийцы - бесчисленные мученики. Нет народа, который бы не внёс свой вклад в огромное, грандиозное здание Церкви. И когда мы чтим, скажем, лучших из них, популярных в народе: Пантелиймон-мученик - это римлянин, Георгий-Победоносец - это римлянин,.. Каждый святой имеет своё отечество, свою культуру. И для н а с живущих, волей Божьей, в многонациональном государстве, вот это христианское умение любить, уважать, чтить другие народы является тоже не каким-то праздным дополнением, а тоже жизненной необходимостью. Ибо тот, кто не уважает чужого народа, - не уважает себя. Народ, уважающий себя, всегда будет относиться уважительно к другим народам. Подобно тому, как человек, знающий свой язык хорошо, ничего не теряет от того, что он любит и знает другие языки; человек, который любит, скажем, иконопись и древне-русское пение, - он может любить и Баха, и готическую архитектуру. Полнота культуры раскрывается в совместном творчестве различных народов.
 
11. - Был тут ещё вопрос с другой точки зрения: может ли вот еврей быть христианином?
 
Дело в том, что иудаизм - религия, явившаяся после христианства. В основе всего лежит Ветхий Завет - откровение Бога, данное через пророков. Ветхий Завет был ориентирован на вселенскую общину и на этой почве проповедовал Христос и возникла вселенская Церковь. Иудаизм возник через некоторое время как национальная религия. Существуют старинные национальные религии: религия древнего Египта, религия Вавилона, древней Мексики, религия индуизма - это религии, тождественные нации. Но есть мировые религии: религия Ветхого Завета, буддизм, ислам, христианство. Они стоят выше национальных культур. Я спросил одного человека, который исповедовал сегодня иудаизм (я уважаю все веры): ты искренне принял это, или это тебе просто что-то культурное? Для тебя это Истина? Он сказал: это истина для еврея. Я сказал: такой истины я не признаю/. Истина может быть либо для всех истина,.. а если она для кого-то истина, а для другого нет, - всё равно что сказать: для китайца дважды два четыре, а для татарина дважды два шесть. Истина есть истина. Разумеется, культурные традиции народов развивались и в связи с христианством, и вне его. Это уже другая, сложная история, на которой я останавливаться сейчас не буду, потому что это нас увлечёт в сторону, но могу вам сказать, что (ещё раз повторяю) вклад каждого народа в единое и грандиозное здание христианства был серьёзным, значительным, и мы всегда это помним, всегда это уважаем. Вот краткий ответ на этот очень непростой вопрос. Что там ещё? [- о вопросах ещё.]
 
12. [Дальше вопросы читает ведущий:] "Что Вы думаете об обществе "Память" и подобных ему?"
 
В отношении общества "Память". Честно говоря (вот недавно спрашивали, по-моему, у Белова, писателя), мы все, в общем, в некотором недоумении. Потому что любое общество должно чётко декларировать свой устав, свои принципы. Мне они не известны. Мало ли что про них там говорят, и кто выступает "от лица" этого общества, - да может быть, это какой-нибудь ... параноик Общество должно официально сказать о себе всё, тогда можно будет и судить. Что касается шовинизма, любого любого - будь ли он китайский, еврейский, русский, всё равно, - то он противоположен христианству. Ответ на это Церкви дан в интервью митрополита Ленинградского Алексия, которого тоже спрашивали о "Памяти", прочтите это в "Московских новостях". Митрополит Алексий, интервью, не помню, за какое число, но в общем найти это нетрудно. Там выражена официальная точка зрения Русской Православной Церкви на эту проблему.
 
13, 14,15. Теперь, три вопроса, которые по-разному, но касаются детей и потомства. Они хотя разные, но я прочту все. Первый: "Как понимать страдания и болезни невинных детей? Как с этим смириться? Это тайна Господа?" Второй вопрос: "Ваше отношение к абортам?" И третий вопрос, вернее высказывание:
 
"У нас в определённых слоях населения и в определённых возрастных категориях количество женщин намного превышает мужчин. Не все женщины могут найти себе мужа, однако каждая хотела бы быть матерью. Как Вы относитесь к матерям-одиночкам? Имеют ли они право на ребёнка?" [В зале шум.]
 
Вопрос сложный, между прочим. [С усмешкой:] Вы так смеётесь, но напрасно. Потому что это трудно. Например, для Церкви это мучительный вопрос - мучительный вопрос одиноких женщин. И почему для Церкви? - потому что нам важно их душевное состояние. И мы видим ... Ну мы не можем им дать этого - мы не можем создать им семью, когда у них нет семьи[?]. [Явно с трудом:] Поэтому, Вы меня простите, но у меня ответа на этот счёт нет... Во всяком случае, если у женщины есть ребёнок, нет мужа, - я никогда её не осужу.
 
Второе - в отношении абортов. Безусловно, это является убийством. [Чеканно, жёстко, обличающе:] Убийством детей, безжалостным и хладнокровным. И преступным как всякое убийство человека. Никаких здесь не может быть оправданий. Зачавшееся существо - это человеческое существо И жизнь его священна. Я говорю женщине, которая имеет ребёнка во чреве, как Господь нам сказал: если ты не можешь его вырастить, - роди и отдай другим, у многих нет детей. Но не убивай его, как будто ты комара убиваешь. Это ребёнок Это твой ребёнок. Это человек Может быть, он не будет Бетховеном, не будет Шопенгауэром, но он человек И это смертельно. Здесь, так сказать, непереходимый барьер. Это надо не только понимать, но и внушать подрастающему поколению.
 
[С тяжёлым вздохом:] А насчёт страдания детей ... Вот у Альбера Камю в его романе "Чума", там есть такая сцена: ребёнок болеет, и герой говорит, что Бог страдает в нём. Ведь Он страдает в каждом из нас Он присутствует в мире. Страдания мира - это и Его страдания. Бог распят в человеческом роде, это Его ответ на наши страдания. Он страдает вместе с нами, с тем чтобы и нас всех вывести на свет из тьмы. [С болью:] А малые дети, которые страдают,.. - это призыв нам. Это не метафизика и ... какая-то теодицея, а это вопрос Божий каждому из нас: как мы поступим здесь? Вот это будет настоящий наш ответ. Милосердие - то, к чему мы здесь призываем... Когда самарянин из Христовой притчи проехал по дороге и увидел лежавшего иудея, он не стал философствовать над ним: откуда зло? что там такое? - не стал спрашивать: какого ты рода-племени, какого ты вероисповедания? какой у тебя пятый-шестой пункт? - он просто помог ему. И Господь Иисус говорит: вот он и есть ближний. И когда фарисей, спрашивавший Его, согласился с Ним, Господь Иисус сказал: иди, и ты поступай так же. Вот нам ответ.
 
16. Можно ещё? - "Сколько угодно. Пока ещё есть время."]
 
"Есть такое выражение у людей, когда человек творит зло, ему говорят: пусть Господь тебя покарает. Так вот, если Вы знаете, судьба всех родственников Сталина, большинства из самых близких, очень печальна и трагична. Не является ли это ему карой Господней? Если бы он воскрес [ОтАлМ: "Не дай Бог" По залу прокатывается смешок,] и узнал их судьбу, принял ли бы он это как кару? - ведь он учился в духовной семинарии и должен был это знать. Вообще, ведь сказано: и прости нам грехи наши, как и мы прощаем должнику нашему, Отче наш."
 
Я думаю, что ни судьба Василия, ни Якова, ни Светланы не была определена грехами Сталина. Каждый из них представлял собой личность, сам нёс ответственность, и никакого тут нет "родового возмездия". Никакого. Наоборот Когда со Светланой Аллилуевой произошли такие внутренние духовные изменения, мне показалось это символичным (в то время, когда книга её была напечатана),.. что как раз там-то в самом ядре (это была его дочь) [очень мягко:] и у неё произошло внутреннее обращение к совершенно другому взгляду на мир и на жизнь. Вот. А что касается вот её личных проблем, - ну что же, они такие же, как у многих других людей, и Сталин тут не при чём. Что у неё с мужьями плохо получалось,.. - наверно, у многих у вас тоже не получалось. [Со смешком:] Тоже будем валить на Сталина? [В зале смешки отдельные.] Так что это дело такое, совсем другое.
 
17. Теперь две записки, вернее, второе будет мой вопрос. Записка первая такая: "Существуют ли, по Вашему мнению, неверующие люди, являющиеся полноценными личностями. [С улыбкой:] Если существуют, то поясните подробнее."
 
А мой вопрос другой. Вот я в "Иностранной литературе" с огромным удовольствием прочитал Вашу очень глубокую критическую статью; кажется, она называется "Трудный путь к диалогу", - по поводу романа Грэма Грина (Вы извините, Вы стоите, я сижу.) -"Ничего, я привык. Да, "Монсиньор Кихот".] "Монсиньор Кихот", роман Грэма Грина. Ну, в двух словах: что там священник, Монсиньор Кихот, и коммунист Санчо, бывший мэр города, - друзья. Совершают путешествие на старенькой развалюхе-машине Кихота, Монсиньора Кихота, Россинант, по некоторым городам Испании. Оба они по-человечески греховны, оба они нравственны и оба стремятся к справедливости. Кстати, я добавлю, что мне всегда казалось, что Дон Кихот и Санчо Панса это одно лицо, это две стороны одной личности, и определяет человека [то], сколько в нём Дон-Кихота и сколько Санчо Панса. Так вот, у меня вопрос такой: в чём Вы видите принципиальное различие верующего и неверующего?
 
Во-первых, неверующих вообще нет. Это мифология. [В зале удивлённый шумок.] Каждый человек рождается с врождённым ощущением веры. А разница только в том, что один человек осознаёт и формулирует как некое миросозерцание, а другой инстинктивно верит. И только тогда, когда его прижмёт очень, [со смешком:] - тут-то вот он и "выдаёт искру/". Но неверующих нет. Поэтому человек, не имеющий религиозного миросозерцания может быть полноценной личностью. Потому что в нём эти токи религиозные всё равно живут Более того, он впитывает их с традицией он впитывает с литературой Ну как, возьмите, у нас, даже в обществе, которое было формально атеистическим, всё равно "диффузно" всё это проникало: через Достоевского, Толстого, через Гоголя,.. через поэзию, через музыку - всё равно проникало. Всё равно это наследие культуры, русской культуры в данном случае, и зарубежной, которой нам немножко доставалось, - но всё равно подпитывало и слегка формировало вот это полу-религиозное, смутное миросозерцание. Всё равно человек, не осознавая это, верит в то, что жизнь имеет смысл. Он чувствует это. Он может как бы это, ну, инстинктом ощущать. Если бы этого не было, он вообще не смог бы жить.. Другое дело - размышлять над этим, создавать человеческие разумные определения этого, так сказать, воплотить и отразить всю эту тайну - это совсем другое. Ну, впрочем, я вам приведу смешную аналогию. Ребёнок греется на солнышке. Ему приятно, ему тепло и так далее, - он воспринимает солнце. А физик - не только греется, но выясняет, из каких элементов состоит Солнце, из чего, как далеко оно от Земли, и так далее, и так далее. Но оба получают от Солнца свет. И мы все дети Божии. - Только одни знают это, а другие так и остаются как бы сиротами. Вот. Но это сиротство мнимое - мы же все братья и сёстры только потому, что у нас есть Отец. Не бывает братьев и сестёр, чтоб не было отца. Вот у нас есть единый Отец. Поэтому, только поэтому. А не потому, что мы произошли от обезьяны или от другого какого-нибудь почтенного животного. [Улыбается, в зале посмеиваются.] Это недостаточно. Это совершенно недостаточно. Вот, пожалуй, достаточно.
 
18. Ещё два вопроса, очень связанных. Первое: "Протоиерей - это духовное звание или должность? Чем Вы, отец Александр, в основном занимаетесь? Где живёте? Пишете ли сейчас книги? Исповедуете ли?" "Глубокоуважаемый отец Александр, где расположен Ваш приход? Где можно послушать Ваши проповеди, лекции по богословским наукам?"
 
Вопрос такой, что я не всё сразу запомнил. Значит, я делаю то, что я делаю уже ... четвёртый десяток: я служу в церкви, в деревне (я всю жизнь служил в деревне). Утром рано в темноте я встаю, еду в храм, там я принимаю исповедь, совершаю Литургию, провожаю людей умерших, встречаю новорожденных, венчаю молодых, общаюсь с людьми разного пола, характера, возраста и так далее. В свободное от этого труда время, дома, я пишу понемножку, вот. А сейчас вот, в силу гласности, я могу почти каждую неделю где-нибудь общаться с какой-то аудиторией, на разные темы. Где это происходит, я уже сам не помню, я только записываю, а так память уже это не держит. Вот. Храм мой находится в Пушкине. Это старинный маленький городок, на реке Уче, в 3О-ти километрах от Москвы. Там есть несколько церквей, наша деревянная, маленькая, зато построенная уже в советское время, в 22-ом году. Кажется, это всё.
 
19. Ещё две записки. "Уважаемый отец Александр, какие Вы видите возможности для восстановления истинной духовности наших людей?" Я бы прибавил: и нашей молодёжи.
 
Вопрос, конечно, супер-широкий. Для христианина есть только один ответ. Мы должны вернуться к традиционным духовным ценностям, на которых вырастала культура в нашей стране и на которых вырастает культура всех передовых стран мира. Без этих основ мы будем строить на песке Я не говорю, что нужно пропагандировать религию, вообще слово "пропаганда" мне противно, оно наполовину, так сказать, замешано на лжи. Мы можем только свидетельствовать о своей вере, и каждый человек добровольно и свободно может что-то принимать и что-то отвергать. Никакого навязывания Потому что Бог это свобода. Дух это свобода. Духовность это свобода. Любовь это свобода. Можете себе представить любовь принудительную? Кто из вас помоложе[? постарше?], помнит, такой был роман у этого самого, Беляева (такой был фантаст в 2О-ые годы), кажется, назывался "Властелин мира". Человек, у которого был такой аппарат, этим аппаратом можно было вызвать любые чувства. И вот, желая влюбить в себя девушку, он нацеливал на неё этот аппарат, и она бежала к нему стремительно сломя голову. Вот это есть пропаганда. [В зале смех.] Но тут любви-то не было, а это была работа машины. Но вы такой любви не захотите. И веры такой нам не надо. Всё должно быть прекрасно и свободно.
 
20. Ну и ещё последний вопрос, лично мой. Вы упомянули Швейцера и его теорию благоговения перед жизнью. Вот в эпилоге уже, в конце жизни, в своей книге "Моя жизнь и моя мысль" Швейцер пишет: "Когда меня спрашивают, кто я - пессимист или оптимист, я отвечаю, что знание во мне пессимистично, но воля и надежда оптимистичны. Я пессимист в отношении современного состояния мира, и вместе с тем я оптимист, я продолжаю сохранять веру в истину, которая не может быть утрачена." Вот как бы Вы ответили на этот вопрос, лично Вы? - о пессимизме и оптимизме.
 
Конечно, мир в его современном состоянии не может порождать в нас легкомысленного и легковесного оптимизма. Поэтому Священное Писание говорит нам, что "мир во зле лежит" Это слово Божие - мир во зле лежит И сопротивляться этому нечего. Это правда И поэтому я пессимист. Но, когда Господь Иисус говорит: "Я победил мир", - вот это основание нашего оптимизма. Мы знаем и верим, что всё равно сила Божия победит. Есть драгоценное для нас свидетельство Апокалипсиса, последней книги Библии. (Едва ли кто из вас её читал, если читал - то ничего не помнит.) Но на самом деле это угрожающая это страшная книга о катастрофах о том, что погибает третья часть океана заражён воздух То, что раньше казалось смешным, теперь это кажется уже вполне реальным. Так вот, это самая оптимистическая книга во всём Священном Писании. Потому что, рисуя чёрную и страшную картину истории и столкновение добра и зла, в конце концов ясновидец апокалипсиса говорит, что побеждает не Дракон. Не зверь. Побеждает Агнец. Поэтому, это книга надежды, света. И в конце есть там такие слова: [тихо, задушевно:] "Я стою у двери и стучу." Это идёт Агнец, это идёт Христос. Он стучит в дверь каждого человека. Он стучится в двери Истории Он стучится в двери каждой цивилизации. "Я стою у двери и стучу... И кто Мне откроет - Я к тому войду. Я буду с ним вечерить." ... И вот сейчас, как и в те времена, как и в любые времена, Агнец стоит у двери нашего сердца. Он не вламывается Он не кричит А Он тихо стучит. Тихо стучит, как просящий. Сама Истина просит нас: впусти Меня. И вот если мы Его впустим, тогда Он войдёт в нас. И тогда наша жизнь озарится совершенно иным светом Вот здесь источник нашей веры и надежды. Но она не может существовать без любви. Если вы скажете: как понять? - Божественное невидимо, как любить Его? - Но ведь можешь любить весеннее утро, любить ветер, который пробегает по траве, любить птицу, которая поёт на дереве, облако и молчащие звёздные дали. Можно любить Вселенную в целом. Можно любить мир Ведь недаром в народе была популярна песня "Я люблю тебя, жизнь", - это не простые слова, они искренние Просто ими ... Это простые искренние слова. Можно любить жизнь? Да. Поэтому можно любить и Того, Кто жизнь создал и дал нам эту жизнь. Поэтому любовь здесь соединена с благодарностью. А на этом стоит всё И здесь наша надежда, полная оптимизма. Я не верю, что мир может быть уничтожен силами зла. Потому что, хотя и не полностью руководит Господь миром, однако Он в нём присутствует и направляет его. И наше столетие - чёрное отвратительное полное ненависти разрушения и зла, - это одновременно святое столетие. Никакой век не мог дать таких людей, как мать Мария, как Альберт Швейцер, как Максимилиан Кольбе, как монахиня Тереза из Калькутты. "Чем ночь темней, тем ярче звёзды", говорили в старину. И поэтому наше время - время мучеников, святых и героев. Как бы зверь ни безумствовал, всё равно победа останется за ними. За агнецами. За светом. Такова наша надежда. Спасибо.
 
Уважаемый отец Александр, в заключение я хотел бы сказать следующее. Я не уверен, что все, кто, выражаясь Вашими словами, не осознают своей веры, после сегодняшнего вечера сразу эту веру осознают. Но, Ваше выступление - оно затронуло такие глубокие вещи, причём проблемы нравственности, в которых мы, сидящие здесь, и всё наше общество настолько нуждаемся что, мне кажется, вот то, о чём Вы пишете - о Монсиньоре Кихоте и о коммунисте бывшем, мэре Санчо, когда они продолжают путь вместе, ибо они стремятся к одному, - это является очень символичным и очень значительным. И я действительно уверен, что в будущем сезоне мы воспользуемся Вашим любезным согласием и продлим наши встречи. А сейчас я хочу Вам принести искреннюю благодарность нашу за Ваш приезд. [Долгие аплодисменты, сквозь них ОтАлМ: "Спасибо."] ... На этом мы заканчиваем. До встречи на "малом четверге" 16-го или на "большом" 23-го. Всего хорошего. [Аплодисменты, шум расходящихся.]
 

Rambler's Top100