"100 летие СТОЛЫПИНСКОЙ РЕФОРМЫ"


 
ПОЛИТИКА

С.МИРОНИН.

10.11.06
 
Столыпин получил страну в состоянии хаоса. В стране действовала золотая валюта, объективно ведущая к недовольству рабочих. Периодически бастовали рабочие, крестьяне жгли усадьбы помещиков, видя в них главных виновников своих бед, террористы бросали бомбы в представителей власти, надеясь, что смена режима поможет решить возникшие перед страной проблемы. Наивные, они еще не знали, сколько крови прольется в России, если свергнуть Царя. Большевики были заурядной партией и никакой программы выхода из кризиса не имели. Терроризм и крестьянские бунты достигли своего пика. За три года было 26268 покушений, 6091 убийство должностных и частных лиц, свыше 6000 раненых. Было убито 768 и ранено 820 представителей власти.
 
ОБУЗДАНИЕ ХАОСА
 
Что можно было сделать в такой ситуации? Столыпин действовал на основе интуиции и здравого смысла. Первейшей задачей любой государственной власти в момент бунта было восстановить в стране мир и правопорядок. Естественно, что первым делом Столыпин решил обуздать хаос. Уговорами это сделать не удавалось. Нужны были решительные меры. Поэтому 19 августа 1906 г. Столыпин подписал указ о введении военно-полевых судов, но представил его на рассмотрение Думы только весной 1907 г. За восемь месяцев действия указа было казнено 1100 человек. Закрывались профсоюзы, преследовались революционные партии, начались репрессии против печати.
 
«Власть - это средство для охранения жизни, спокойствия и порядка... Где аргумент бомба, там естественный ответ - беспощадность кары, - говорил Столыпин, - Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада. Это было, это есть, это будет всегда и неизменно. Этот принцип в природе человека, он в природе самого государства. Когда дом горит, господа, вы вламываетесь в чужие квартиры, ломаете двери, ломаете окна. Когда человек болен, его организм лечат, отравляя его ядом. Когда на вас нападает убийца, вы его убиваете". Само только начало работы военно-полевых судов и народная молва о них немедленно привели к резкому снижению насилия и террора.
 
А теперь о "галстуках Столыпина". Только военно-окружными судами за 1906-1909 гг. были приговорены к смертной казни 4797 человека (из них повешены 2353 человека) (по другим данным эти числа равны 6193 I 2694 соответственно, наконец, есть еще одна цифра - число смертных казней за 1906-1909 гг. составило 2825 человек), военно-полевыми - более тысячи, да без суда и следствия, по распоряжениям генерал-губернаторов расстреляно 1172 человека. Ещё примерно тысячу убили террористы и несколько сотен погибли в ходе военных действий. Итого, в 1905-07 гг. были убиты около 6 тысяч человек. Кроме того, на каторгу были отправлены десятки тысяч человек (т.к. политические выступления крестьян проводили на судах как уголовных, вычленить из 66 тысяч осужденных точное число приговорённых к каторге за террор трудно. Главное, была достигнута цель - сохранить государственную власть и спасти страну от развала.
 
Жестоко? Да, жестоко. Но вспомним, какие меры пришлось применить большевикам, чтобы обуздать хаос после взятие власти в октябре 1917 года, да и белым пришлось делать то же самое на захваченной ими территории. Не менее решительны были агличане в войне с бурами, применив концентрационные лагеря. А сколько жестокостей совершили демократические северяне во время Гражданской войны в США?
 
Да, крови было много, особенно если сравнить с количеством казненных по политическим мотивам во времена Александра III. Но гораздо меньше, чем во время последовавшей в 1918 году Гражданской войны. Велики ли были жертвы? Число приговорённых к смертной казни трибуналами известно, и оно несопоставимо с числом жертв восстаний, погромов и терактов. 5000 казнённых ни в какое сравнение не идут с теми жертвами, которые были в России при утрате государственного контроля над своим народом. Миллионы погибших в 1917-1920 годов и резкое возрастание смертности после 1991 года - наглядное подтверждение этому. Усилия Столыпина, который твёрдой рукой навёл порядок в России, помогли избежать её распада уже в 1907 году.
 
РЕШЕНИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА
 
Второй неотложной задачей Столыпина было замирение крестьян. Первым делом были снижены выкупные платежи, а в начале 1907 года они были отменены совсем. Крестьянам были предоставлены равные гражданские права. В октябре 1906 года последовал указ об отмене некоторых ограничений крестьян в правах, чем были окончательно отменены подушная подать и круговая порука, сняты некоторые ограничения свободы передвижения крестьян и избрания ими места жительства, отменен закон против семейных разделов, сделана попытка уменьшить произвол земских начальников, расширены права крестьян на земских выборах, отменены телесные наказания по приговору волостных судов. Крестьянам были предоставлены одинаковые с другими сословиями права в отношении госслужбы.
 
Основной же загвоздкой было решение земельного вопроса. Существовало несколько вариантов действий.
 
Одним из нерешенных вопросов был вопрос, откуда взять землю. Существовало нерсколько возможностей. 1. Конфисковать помещичьи земли. 2. Послать крестьян на Восток и пусть сами ищут землю среди нераспаханной целины. 3. Дать крестьянам уже известные обследованные земли, принадлежащие казне. 4. Выкупить помещичьи земли. Столыпин убедил царя пойти по третьему и четвертому пути. Например, под переселение были отданы царские земли Алтая. Рассмотрим эти возможности подробнее.
 
БЫЛИ ЛИ ПОМЕЩИКИ ТРУТНЯМИ?
 
Можно ли было отобрать землю административным путем и передать ее крестьянам, разделить помещичьи земли и ликвидировать паразитизм поместного дворянства? Многие авторы относят дворян российской империи к трутням, особенно после того как Петр III освободил их от обязательного прохождения военной службы в 1763 году. В литературе имеется масса предложений, как надо бы царям избавиться от непомерных расходов, которыми дворяне сопровождали свое пребывание за границей, как лучше организовать конфискацию помещичьих земель.
 
Действительно, помещики очень много денег тратили за границей. Так, по данным сборника "Россия 1913 год" (таблица «Платёжный баланс России за 1898-1913 гг.»), расходы русских за границей за это время составили примерно 2000 млн. рублей. Если предположить, что эти деньги в указанные годы тратились равномерно, то получаем 125 млн. рублей в год.
 
Но никто не задумался, а почему пчелы все-таки содержат столько трутней, может хватило бы одного или двух? То же самое и с дворянами. Они играли в империи важнейшие роли.
 
1. Они были основой российской государственности. Они единственные безоговорочно поддерживали монархию.
 
2. Их крупные хозяйства были основой товарного производства хлеба для города и для экспорта.
 
3. Они несли культуру в деревню. Вспоминается эпизод из многосерийного фильма о Есенине, в которой Есенин упрекает НЭПовских крестьян в своей родной деревне на рязанщине в разграблении имений, бывших центрами культурной жизни в деревнях.
 
Значит, нужны были для российского государства дворяне, даже и не несущие производственной функции, как нужны для пчелиного улья трутни. Помещики были опорой государства, без этой опоры режим мог рухнуть, а последствия обрушения были бы ужасны. Если бы Столыпин в 1906 году решился наступить на мозоль помещиков, то они перестали бы поддерживать государство, которое могло рухнуть. События в феврале 1917 года показали, что бывает в России при разрушении государства. Следовательно, разрушать экономическое благополучие помещиков путем прямого декретирования было нельзя, власть могла просто упасть.
 
Кроме того, правительство понимало, что немедленный раздел помещичьих земель, как того требовали крестьяне, погубил бы те немногие здоровые ростки, которые, всё же, были среди помещичьих хозяйств. В Центральной России остались бы лишь мелкие и средние хозяйства, недостаточно обеспеченные землёй. Поскольку они едва могли прокормить сами себя, это повлекло бы сокращение товарности сельского хозяйства и, как следствие, блокировало бы механизацию сельского хозяйства и развитие промышленности минеральных удобрений, осуществляемые покупкой сельхозмашин и технологий за счёт продажи товарного зерна крупных хозяйств. Самое же главное, что ликвидация помещичьего землевладения подрывала снабжение продовольствием городов, поскольку основную массу товарного зерна давали крупные помещичьи хозяйства. Это наглядно продемонстрировал НЭП и 1928 год.
 
Кое-какие земли можно было изъять у помещиков с помощью выкупа, что и было сделано. Правительство Столыпина уполномочило Государственный Крестьянский Банк (созданный в царствование Императора Александра III) скупать помещичьи земли и перепродавать их крестьянам на исключительно льготных условиях.
 
Еще одним источником земель были земли казны. Что и было сделано. 27 августа 1906 г был принят указ о передаче Крестьянскому банку для продажи крестьянам части государственных земель. Николай II, не колеблясь, передал в крестьянский земельный фонд 40 000 000 десятин (около 100 000 000 акров) в Сибири, лично ему принадлежавших как Императору. На личные же средства царя в уступленных им областях, были проведены дороги, построены школы, церкви и больницы.
 
Государственный Крестьянский Земельный Банк, считавшийся, и совершенно справедливо, самым крупным в мире учреждением земельного кредита, выдавал крестьянам ссуды, каковых было разрешено 222 миллиона рублей в 1901 г., а в 1912 г. он выдал до 1 168 млн. рублей, т.е., примерно, на 600% больше. v Банк увеличил кредит крестьянам и значительно удешевил его, причем банк платил больший процент по своим обязательствам, чем платили ему крестьяне. Разница в платеже покрывалась за счет субсидий из бюджета, составив за период с 1906 по 1917 год 1457,5 млрд. рублей. Банк активно воздействовал на формы землевладения: для крестьян, приобретавших землю в единоличную собственность, платежи снижались. Предоставлялся долголетний кредит, доходивший до 90% стоимости земли при очень низком проценте (4,5%, включая погашение).
 
В итоге, если до 1906 года основную массу покупателей земли составляли крестьянские коллективы, то к 1913 году 79,7% покупателей были единоличными крестьянами. Результатом этой меры было то, что в 1914 г. более 80% пахотной земли в Европейской России оказалось в руках крестьян.
 
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ
 
Наконец, можно было переселить крестьян на окраины империи на пустующие земли. Переселение на окраины империи развивалось и раньше. Если за 1885-1896 гг. в Сибирь уехало 165 тыс. переселенцев, то в 1896-1900 гг. - уже 900 тыс. Возможности широкого развития переселения были заложены уже в законе 6 июня 1904 года. Этот закон вводил свободу переселения без льгот, а правительству давалось право принимать решения об открытии свободного льготного переселения из отдельных местностей империи, "выселение из которых признавалось особо желательным". Впервые закон по льготному переселению был применен в 1905 году: правительство "открыло" переселение из Полтавской и Харьковской губерний, где крестьянское движение было особенно широким. По указу 10 марта 1906 года право переселения крестьян было предоставлено всем желающим без ограничений.
 
Правительство Столыпина провело и серию новых законов о переселении крестьян на окраины. Правительство ассигновало немалые средства на расходы по устройству переселенцев на новых местах, на их медицинское обслуживание и общественные нужды, на прокладку дорог.
 
Расселение крестьян по всей территории России позволяло не только ввести в оборот пустующие земли, но и навечно закрепить их за Россией. Расселить же крестьян хуторами и мелкими поселками требовалось не только по экономическим, но и по политическим причинам. "Дикая, полуголодная деревня, не привыкшая уважать ни свою, ни чужую собственность, не боящаяся, действуя миром, никакой ответственности, подчеркивал Столыпин, - всегда будет представлять собой горючий материал, готовый вспыхнуть по каждому поводу". Столыпин надеялся, что занятые обживанием крестьяне, не будут давить на правительство и за это время подоспеет новая система сельского хозяйства, основанная на использовании машинами невосполнимых источников энергии.
 
Из европейской России, где приходился 31 житель на квадратную версту, крестьян стали переселять в Сибирь, где жило менее одного человека на версту. Вместе со строительством Транссиба с начала 90-х годов ХХ в. началась волна заселений. С приходом Столыпина ехать в Сибирь становилось выгодно. В декабре 1907 года заселение крестьянами Сибири начало стимулироваться государством, были введены льготы переселенцам. Переселенцу выдавали в полную собственность участок земли площадью до 15 десятин "удобной" земли и сколько угодно "неудобной" (казённая русская десятина - это не пресловутые "6 соток", а 30-80 или 40-60 саженей, что составляет 10925 кв. м, т.е. 100 соток - гектар). vi При этом каждой семье выдавалось пособие в 200 р., и она перевозилась со всем имуществом на казённый счёт до места поселения. 200 рублей - не малая сумма, учитывая, что фунт хлеба стоил 1 копейку, сахар - 7 копеек, мясо - 12 копеек. Оплачивалась четверть проезда, обеспечивались бесплатное питание и медицинская помощь. Выразивший желание выехать из Европейской России избавлялся на долгое время от всяких налогов.
 
Поток столыпинских переселенцев получил и многие другие льготы: казённую отвозку смотроков (крестьяне обычно ехали на новое место и смотрели его), государственную информацию, предварительное устроение участков, помощь на проезд семьями с домашним скарбом и живой скотиной, кредит на постройку домов, покупку машин. Размер помощи варьировался в зависимости от качества получаемого участка.
 
В Сибири были устроены казённые склады земледельческих машин, снабжавших население сельскохозяйственными орудиями по крайне низким ценам. Эта мера имела огромный успех. В короткий срок Сибирское земледелие достигло своего расцвета, позволившего ввозить в Европейскую Россию и вывозить за границу большое количество сельских продуктов, особенно масла и яиц.
 
Самый предприимчивый слой крестьян, недостаточно устроенный на старых местах, потянулся на восточные земли. Переселялась в основном беднота. Всего за 1906-1916 гг. за Урал перебралось более 3 млн. человек, более полумиллиона вернулось назад. К началу войны 1914 года переселилось 4 млн. - столько же, сколько за 300 лет от Ермака. Невольно возникает вопрос: а почему было отдано предпочтение переселению крестьян в Сибирь, а не освоению лесной зоны Нечерноземья? Ответ следует искать всё в той же меньшей трудоёмкости заселения степи (и её большему плодородию) по сравнению с лесной зоной. Но, несмотря на всю масштабность переселенческого движения, оно не перекрывало естественный прирост крестьянского населения.
 
Большую помощь русскому крестьянству и переселенцам оказывали широкие мелиоративные работы, в частности в Средней Азии.
 
Царское Правительство сумело резко увеличить площадь крестьянского землевладения.
 
РАЗРУШАЛ ЛИ СТОЛЫПИН ОБЩИНУ?
 
Почему-то все нынешние политики на первый план ставят борьбу Столыпина с сельской общиной, представляя это иррациональной политической затеей, а не обдуманной экономической мерой. На самом деле, реформа была направлена главным образом на то, чтобы обеспечить переселение крестьян. Для того, чтобы крестьяне поехали на окраины, нужно было вырвать их из рук общины, перерезать общинную пуповину.
 
С другой стороны, община не только страховала крестьян, но часто оказывала и отрицательное воздействие на развитие сельского хозяйства. Так, стремление общины к уравниловке в сочетании с собственническими инстинктами крестьян вело к чересполосице (выделение членам общины множества маленьких участков в разных местах, перемежающихся с чужими участками), которая лишала смысла работать над улучшением производительности одного большого участка, увеличивала временные затраты на передвижение до своих участков и часто вела к потере дефицитнейшей земли. В ряде случаев время проезда становилось ограничивающим фактором роста производства сельхозпродукции и увеличения пахотной земли. В некоторых общинах до 30% надельной земли находилось под межами, так как в стремлении к "поравнению" предоставляемой её членам земли к 1910 г. общинные наделы достигали 10 км длины при ширине в несколько саженей. Правда, чересполосица имела то достоинство, что в случае засухи урожай даст переувлажнённый участок, а в случае дождей, пропитание обеспечит сухой участок.
 
Многим казалось, что недостатки общины очевидны, а её сторонники немногочисленны, но кризис общинного строя крестьянской жизни пробудил активность не только его противников, но и сторонников. Недовольство разорявшихся крестьян всё время нарастало, и спасение они по привычке искали в традиционных страховочных механизмах общины.
 
В российской публицистике со времен Перестройки утвердился очень односторонний взгляд на общину. Так А. Пушкарь в газете "Известия" за 14.02.90 писал: "община была осколком первобытнообщинного строя, идеальным механизмом для фискального полицейского надзора". В. Гавричкин - "Известия"(4.03.90): "община - это осколок феодальных отношений". По-видимому, журналисты, используя наиболее хлесткие определения, оставались в плену прежних представлений об общине.
 
Но совершенно неправильно было бы думать, что община не развивалась. Когда случился ряд неурожайных лет (особенно сильный неурожай был в 1891), встал вопрос о физическом выживании крестьян. И община после нелегкой внутренней борьбы вынуждена была возобновить переделы. Тогда же появился самый уравнительный вид разверстки земли - по едокам. Но сразу же встал и другой вопрос: как переделять землю, если один крестьянин всегда удобрял свои полосы, а другой довел их до истощения? Долго и горячо обсуждался этот вопрос, и решение, похоже, было найдено. В Пензенском архиве обнаружен такой документ: "Мы, крестьяне, - говорилось в приговоре села Никольского, - должны землю удобрять назьмом, а если по истечении 12-летнего срока земля будет поделяться, и окажутся участки неуназьменными, то при разделе нерадивому домохозяину возвратить тот самый участок, который не был им удобрен в течение 12 лет". Таким образом, община не была ни "сколком", ни "осколком". Она жила богатой внутренней жизнью.
 
Думать о том, что делать с общиной стали давно. Кое-что делалось и раньше. В 1887 году Александром III была ликвидирована подушная подать. Затем затем правительство стало постепенно ограничивать права общины. В 1893 году было запрещено частичное перераспределение земель внутри общины, а для общих переделов установлен наименьший срок раз в 12 лет. Потом надо было ликвидировать обязательность общинной жизни. В 1903 году была отменена круговая порука за внесение прямых налогов. Основой налогопоступлений стали города.
 
В 1902 по Высочайшему повелению была создана комиссия по исследованию причин оскудения центра России. Факт оскудения был признан официально, и главными причинами были названы крестьянская община с её переделами и чересполосицей.
 
Видя чересполосицу общины, Столыпин стал последовательным противником общинного устройства и решил её взорвать изнутри. Но в отличие от общепринятых взглядов, никто насильно общины не разрушал. Он дал возможность саморазрушения - Столыпин лишь разрешил выход из общины, рассчитывая, что из крестьянской среды выделится наиболее активная часть - кулаки, которые сосредоточат в своих руках землю и организуют товарные хозяйства. Для предотвращения дробления наделов Столыпин хотел ввести майорат, оправдавший себя в Англии.
 
Указ 9 ноября 1906 года, начавший реформы, исходил из предположения, что крестьяне, укрепившие свои полосы пахотной земли, впоследствии попросят, чтобы эти полосы были собраны в обособленные хутора. Это ожидание не оправдалось. Аналогичным образом не оправдались ожидания авторов реформы, что непахотные угодья, такие как пастбища, луга, кустарники и леса, впоследствии будут поделены. Некоторые типы пашни, такие как полосы, использовавшиеся для интенсивного, товарного производства зерна (левады и пидметы), которые подлежали переделам по особым правилам, тоже, как правило, исключались из проектов разверстания. Такие земли, так называемые дополнительные угодья общины, могли составлять значительную часть общинной земли и хозяйств, получающих наследственные права на индивидуальное землевладение.
 
Хозяйства, укрепленные крестьянами в наследственную собственность по указу от 9 ноября 1906 года и закону от 14 июня 1910 года, получили право индивидуальной собственности лишь на определенные типы земель, а на остальные земли - право сервитутов.
 
Сохранение права выходящих на дополнительные угодья дворами, укрепившими свою землю в личную собственность, послужило источником некоторой первоначальной путаницы, когда дело дошло до передачи земли; если некоторые нотариусы были подготовлены к тому, чтобы подтвердить законность продажи наследственного права дворов на общинную землю, то другие отказывались так поступать на том основании, что такая земля оставалась собственностью общины.
 
Крестьяне активно модифицировали положения реформы исходя из сложившихся традиций. Например, в результате процессов разверстания, как правило, оказывалась частично укрепленной в личную собственность, и при этом двор в различной степени сохранял права на землю, которой владела община. Большинство владельцев новых хозяйств жило в деревнях так же, как прежде, при этом небольшое число крестьян переселилось из своих бывших деревень не на изолированные хутора, но основало новые поселения. Эти видоизменения правительственной модели можно считать доказательством решимости крестьян вести хозяйство на той же основе, что и прежде. Обнаружилась поразительная преемственность в принципах пользования различными типами крестьянской земли до и после землеустройства; пастбища, находившиеся в коллективном пользовании до землеустройства, продолжали коллективно использоваться и после; полосы, которые обычно исключались из переделов земли, исключались из разверстания; участки пашни, обрабатывавшиеся индивидуально до разверстания, обрабатывались индивидуально и после; коллективные покосы, сено с которых распределялось между хозяйствами до разверстания, продолжали использоваться таким же образом и после. Итак, несмотря на разрешение выхода из общины крестьяне из нее фактически не вышли. Самое главное, что их никто и не подталкивал. Крестьяне взаимодействовали с реформой, модифицируя ее так, чтобы сохранить и воспроизвести некоторые из привычных практик землепользования.
 
Все это доказывает, что никакого насилия при проведении реформы не было. По крайней мере, документов об этом нет. Самое интересное, именно Столыпин, посетив переселенцев в Сибири и обнаружив, что они объединились в общину (но несколько другую, без чересполосицы, основанную прежде всего на взаимном страховании) отметил, что в сибирских условиях это разумно.
 
А может быть стоило бы идти по пути развития капитализма западного типа? Думаю, что при попытке же строить западный капитализм, не справилась бы банковская система (нынешняя Россия и февральские события 1917 года это подтвердили). Если бы пришел лидер-рыночник, то снова бы начались волнения стреди крестьян, так он бы уж не стал развивать кооперацию с помощью государства, а сделал все, чтобы крестьяне побыстрее разорились. Он бы насильственно разрушил общину. Рыночник бы прокутил золотой запас и снова началась бы инфляция.
 
КООПЕРАТИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ
 
Внедрение рынка в селькое хозяйство ведет к разорению крестьян из-за действий ростовщиков. Защищаясь от ростовщиков и перекупщиков русское крестьянство обратилось к кооперации и помоши государства. По числу кооперативов и членов в них Россия в начале XX века заняла первое место в мире. Столь стремительного роста не знала ни одна страна. Чтобы не допустить разорения крестьян через механизм ссуд у богатых крестьян, Столыпин продолжал дело своих предшественников и активно развивал кооперацию и государственное кредитование крестьян.
 
После 1905 года отмена долгов крестьян государству способствовала массовому росту кооперации - кооперативное движение в России - на 80% крестьянское - приобрело небывалый размах после событий 1905-1907 годов. Особенно быстро росли сельскохозяйственные кооперативы. Их количество за первые 15 лет XX века увеличилось в 44 раза. За время с 1906 по 1914 год состоялись Первый и Второй Всероссийские кооперативные съезды. В 1912 году открылся Московский народный банк - независимый от правительства банк мелкого кредита с отделениями в Лондоне, Харбине и торговым агентством в Нью-Йорке. На местах стали создаваться кооператвные союзы. Наиболее густая сеть потребкооперации тянулась через Петербургскую, Вологодскую, Вятскую и Пермскую губернии. В центрально-промышленном районе выделялись Московская и Владимирская губернии. На юге - Киевская, Подольская и Полтавская.
 
В канун 1917 года количество кооперативов всех типов приближалось к 50 000 (около 25 000 потребительских обществ, 16 500 кредитных кооперативов, 6000 сельскохозяйственных обществ, 2400 сельскохозяйственных товариществ, 3000 маслодельных артелей, 1500-2000 артелей производящих и кустарно-хозяйственных). В них состояло около 14 миллионов человек.
 
Возникли гигантские кооперативные объединения. Союз Сибирских маслоделъческих артелей возник в 1907 году и к 1917 году объединял до 1400 артелей, контролируя 80% производства и сбыта сибирского сливочного масла.
 
РАЗВИТИЕ КРЕДИТОВАНИЯ КРЕСТЬЯН
 
Но особенно много усилий было затрачено на развитие системы кредитования крестьян. Альтернативой являлись деревенские ростовщики с их грабительскими процентами.
 
Ссуды крестьянского банка не могли полностью удовлетворить спрос крестьянина на денежную массу. Поэтому значительное распространение получила кредитная кооперация, которая прошла в своем движении два этапа. На первом этапе преобладали административные формы регулирования отношений мелкого кредита. Создавая квалифицированные кадры инспекторов мелкого кредита и ассигнуя значительные кредиты через государственные банки на первоначальные займы кредитным товариществам и на последующие займы, правительство стимулировало кооперативное движение. На втором этапе сельские кредитные товарищества, накапливая собственный капитал, развивались самостоятельно. В результате была создана широкая сеть институтов мелкого крестьянского кредита, ссудно-сберегательных банков и кредитных товариществ, обслуживавших денежный оборот крестьянских хозяйств. К 1 января 1914 года количество таких учреждений превысило 13 тысяч.
 
Кредитование сельского хозяйства происходило через систему кредитных товариществ и потребительских обществ. Каждый из членов вносил определенную сумму и затем получал кредит. Кредитные отношения дали сильный импульс развитию производственных, потребительских и сбытовых кооперативов. Крестьяне на кооперативных началах создавали молочные и масленые артели, сельскохозяйственные общества, потребительские лавки и даже крестьянские артельные молочные заводы.
 
Если за шесть предреформенных лет (1900-1905 гг.) численность кредитных кооперативов увеличилась в стране с 800 до 1431, а ежегодный прирост равнялся 105 кооперативам, то за последующее пятилетие количество кредитных кооперативов превысило 11 тысяч, а ежегодный прирост перекрыл соответствующие показатели предшествующего периода почти в 11,5 раза. В 1915 году работало 32 300 кооперативов с 12 млн крестьян.
 
Ведущее положение среди различных форм кооперативов занимали кредитные и ссудно-сберегательные товарищества. При этом, если объем сбережений в ссудно-сберегатеяьных товариществах за период с 1905 по 1915 год вырос в 6 раз, то в кредитных - более чем в 41 раз. Значительной была и финансовая помощь государства кооперативом: «Ни в одной другой стране, за исключением может быть Индии, - писал В.Ф. Тотомианц, - кредитная кооперация не пользовалась такой поддержкой государства, как в России».
 
Возьмем, например, Бабаевское кредитное товарищество в деревне Бабаево. Идея была высказана крестьянином и поддержана учительницей и подкреплена действиями врачей земской больницы, Правление состояло из 3 крестьян, 2 врачей и учительницы. На 1 октября 1913 года товарищество насчитывало почти 1500 членов. Оно давало ссуды (как касса взаимопомощи) своим членам, они содержали плуги новых конструкций, которые могли быть взяты крестьянами за плату, купить отборные семена, имелась библиотека.
 
Кредитные товарищества давали ссуды как касса взаимопомощи, создавали оптовые склады для закупки инвентаря и семян, обеспечивали прокат орудий труда, помогали в посредничестве при сбыте продукции местных хозяйств. Министерство финансов видело в кредитных товариществах подспорье в поддержании платежеспособности населения.
 
Ссудосберегательные товарищества были распространены на западе России. Над всем этим стояли центральные организации - МОСПО (Центросоюз), Всероссийский совет рабочей кооперации, Московский народный банк и Центральные товарищеста: льноводов, плодоводов и огородников, коноплеводов, по сбыту яиц, по закупке сельскохозяйственных машин и удобрений, Союз кооперативов по переработке и сбыту картофеля, Всероссийский союз кооперативных товариществ по производству и сбыту кустарных и артельных товаров, Общество для содействия артельному делу в России, Центральные кооперативные книжные склады и другие. Кооперативные союзы владели собственными типографиями, пароходами, выпускали более ста кооперативных газет и журналов (среди них журналы "Коперативная жизнь, "Вестник кооперативных съездов", "Известия Совета В.К.С."). Совет всероссийских кооперативных съездов (В.К.С.) имел большое издательство и Кооперативный институт. Культурно-просветительская работа была очень разнообразной: начиная от билиотек, народных домов и заканчивая меценатством... Таким образом происходил поиск русским народом наиболее удобной для него формы приспособления к рыночной экономике, формы, в наибольшей степени соответствующей российским условиям и традициям, социокультурным ценностям российского крестьянства.
 
В 1912 году был открыт московский народный банк, ставший организационным и финансовым центром российской кооперации. Акцвии банка были большей частью распределены между кооперативами и их союзами. Развивалась наука о кооперации. Одним из ее ведущих представителей был Туган-Барановский. Издавались журналы о кооперации.
 
АГРОКУЛЬТУРНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ
 
Одним из главных препятствий на пути экономического прогресса деревни являлась низкая культура земледелия и неграмотность подавляющего большинства производителей, привыкших работать по общему обычаю. Голодные годы многому научили, и с конца XIX века в ряде нечерноземных губерний крестьяне начали отказываться от трехпольной системы и всем обществом переходить к многопольным севооборотам с высевом кормовых трав. Правда этот процесс шел медленно.
 
В годы реформы крестьянам оказывалась широкомасштабная агроэкономическая помощь. Специально создавались агропромышленные службы для крестьян, которые организовывали учебные курсы по скотоводству и молочному производству, внедрению прогрессивных форм сельскохозяйственного производства. Много внимания уделялось и прогрессу системы внешкольного сельскохозяйственного образования. Если в 1905 году число слушателей на сельскохозяйственных курсах составило 2 тысячи человек, то в 1912 году - 58 тысяч, а на сельскохозяйственных чтениях - соответственно 31,6 тысяч и 1046 тысяч человек.
 
В 1913 г. в России работало 9000 сотрудников сельскохозяйственной информационно-консультационной службы, в то время как в Нидерландах, например, только 35. Известный аграрный экономист Александр Чаянов опубликовал за рубежом в 1917 г. учебник по сельскохозяйственной консультационной службе, который впоследствии был переведен на русский язык. Его идеи до сих пор очень ценны, так как в то время сельскохозяйственная консультационная служба в России, может быть, была лучшей в мире.
 
Деревня за пять "столыпинских" лет стала совершенно иной. Стали вводиться прогрессивные аграрные методики. В 2,5 раза увеличилось потребление минеральных удобрений, импорт сельхозмашин увеличился в три раза, начался строительный бум. Однако из-за быстрого роста населения уровень жизни крестьян почти не улучшался.
 
Количество лошадей в расчёте на 100 жителей в европейской части России продолжало падать и сократилось с 23 в 1905 году до 18 в 1910, количество крупного рогатого скота - соответственно с 36 до 26 голов на 100 человек. Спад поголовья овец был и вовсе катастрофическим: 1860 - 88, 1900 - 55, 1914 - 22 голов на 100 человек. Питание российских крестьян было хуже, чем в лидирующих стыранах. Если все развитые страны, производившие менее 500 кг зерна на душу населения, ввозили зерно, тогда как Россия с её 470 кг на душу населения в 1913 г. вывозила зерно. Но такова была плата за независимость.
 
И все-таки если сравнить дореформенные и послереформенные годы, то в целом жизнь крестьян, по крайней мере, не ухудшилась. Если взять последние 4 года перед первой мировой войной, то урожайность в среднем за эти годы составила 45 пудов с десятины (голод 1911 г. не брался в рассмотрение). Для знатока сельского хозяйства России акад. Л. Милова такая урожайность в среднем по стране представляется величайшим достижением.
 
Самым неопровержимым фактом, свидетельствующим о провале столыпинской аграрной политики считался голод 1911 года, охвативший до 30 миллионов крестьян. Однако при объективном рассмотрении становится очевидным, что этот факт не свидетельствует о неудаче реформы. Во-первых, голод был вызван засухой. Голод такого масштаба следовал с той же регулярностью (примерно раз в 10 лет) и раньше: (достаточно вспомнить 1891 и 1901 гг.). Во-вторых, он не был повсеместным и поразил только ряд регионов страны. Если урожай проса составил лишь 74% от среднего за 1906-1910 годы уровня, то урожай гороха - 101, ячменя - 104, а урожай кукурузы - 120%. Общий сбор зерновых был на 8,6% меньше среднего за пятилетие 1906-1910 гг., а урожай картофеля, наоборот, на 3,7% больше. Следующий, 1912 год и особенно 1913 год были очень урожайными, как и 1909 и 1910 годы.xxi В 1911-1915 гг. по сравнению с 1901-1905 гг. производство пшеницы выросло на 12%, ржи - на 7,4%, овса - на 6,6% и ячменя - на целых 33%.
 
А теперь несколько слов по поводу фальшивки генерала Гурко о том, что будто бы 40% призывников только в армии впервые пробовали мясо. Этот вывод можно проверить и по официальным данным. Идем в ссылки, что в правом верхнем углу, выбираем Россия 1913, xxii смотрим продуктовый скот в переводе на крупный на душу населения 0,32 головы. Потребление крестьянами европейской части России мяса и рыбы на душу в день 73 грамма. 73 грамма в день - это 26.5 килограммов мяса в год (и, стало быть, средний допризывник потреблял более 30 килограммов). Совсем не мало, особенно учитывая то, что домашняя птица в данной графе отсутствует, а равно как и ТЯГЛОВЫЙ скот - в средней полосе лошадь, но на юге и волы. Во всяком случае, из ЭТИХ цифр нет никаких оснований считать, что аж 40% новобранцев не пробовали мяса НИКОГДА. Что спрашивал городской кабинетный генерал - останется загадкой. Возможно новобранцем выгодно было так отвечать, возможно имелось в виду регулярное мясное питание (естественно, крестьяне мясом регулярно не питаются).
 
УКРЕПЛЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
 
Чтобы решить проблему убыточности промышленности, Столыпин помог закончить монополизацию промышленности и установление над ней финансового контроля государства. Это позволило снизить издержки на производство. При Столыпине был создан особый тип монополистической индустриальной малоэмиссионной экономики, которая за счёт снижения издержек массового производства стала более успешно конкурировать с Западом. Это привело к улучшению экономической ситуации в России. В 1910 году в Продамете было 30 крупнейших предприятий металлургической промышленности. Они производили 88% сортового проката, 82% листа... Суммарно в 1913 г. основной и оборотный капитал Российской промышленности составлял около 4 млрд. золотых рублей. Этот капитал набирался в течение 50 лет - со времён реформ Александра II.
 
УЛУЧШЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОЧИХ
 
Кроме всего прочего надо было решить проблему с рабочими. Правительство Столыпина начало активно улучшать положения рабочих. В ноябре 1906 года была ограничена продолжительность рабочего дня у рабочих до 10 часов. Отмечу, что к 1905 году уже лет десять существовал специальный институт фабричных инспекторов для разрешения конфликтов между рабочими и их хозяевами. Недаром авторитет и влияние членов революционных партий в рабочей среде было тогда незначительно, особенно до событий Кровавого воскресенья.xxiii Существование рабочих союзов было признано законом в 1906 году. xxiv В 1912 году было введено социальное страхование, что сделало императорское социальное законодательство было одним из самых прогрессивных в мире на то время. Тафт, тогдашний Президент Соединённых Штатов, за два года до Первой Мировой войны публично заявил в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: "Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может".
 
Вот один только пример. Николай Иванович Прохоров, хозяин Прохоровской мануфактуры - одного из очагов декабрьского вооруженного восстания в Москве, получил Золотую медаль на Всемирной выставке в Париже за образцовую постановку санитарного дела и заботу о быте рабочих. У него были свои школы, больницы, родильный приют, даже летний санаторий.
 
Мнение о большей эксплуатации русских рабочих по сравнению со странами Запада также неправомерно. В 1897 году рабочий был занят на производстве в России не более 2592 часа в год, в то время как в наиболее демократической стране мира США - 2700 часов. Связано это было с большим числом устанавливаемых государством нерабочих дней.
 
УРОВЕНЬ ЖИЗНИ РАБОЧИХ
 
Согласно статистике, средние доходы населения в западных странах были в два-три раза выше, чем в России, но и средние цены на продовольствие, основные необходимые товары, квартиры - в два раза выше... Уровень жизни включает в себя и отдых: число нерабочих (воскресных и праздничных) дней в России было почти в два раза больше, чем в западных странах, и социальное страхование рабочих, которое в России было введено к 1912 году (раньше Запада), и другие законы по охране труда. Если учесть данное обстоятельство, то станет ясно, что дореволюционная Россия почти не уступала даже современным ей странам.
 
Вообще, что касается "душевых показателей", то огромная территория многонациональной Российской Империи с очень различным экономическим и культурным уровнем населения, разными обычаями и потребностями, разными природными условиями и действительно отсталыми окраинными народностми - давала худшие, чем в густо заселенной и более однородной Западной Европе, средние данные на душу населения по многим показателям развитости. Так, например: уровень грамотности, транспортная сеть и качество дорог, распространение телефонов, потребление электроэнергии и т. п. В сельском хозяйстве урожайность ухудшал и более суровый климат России.
 
Уровень жизни рабочего класса постоянно рос, особенно в Москве и Петербурге. Цифры в разных источниках даются разные. В конце XIX века средняя зарплата рабочего была 187 рублей в год, а в 1913 году достигла 300 рублей, а в некоторых производствах Петербурга и Москвы была сушественно выше. По данным, приведенным в учебнике Сахарова, в начале XX века заработки рабочих колебались от 17 (чернорабочие) до 70 (квалифицированные рабочие) рублей в месяц. В 1914 году эти цифры составили 22 и 80 рублей соответственно. За свой дневной заработок слесарь из С.Петербурга (чернорабочий получал в 2 раза меньше) мог купить более 5 кг мяса, или 22 кг пшеничного хлеба, или 15,5 литра водки, или 33 литра молока. Рабочий, поступив на завод, получал место в общежитии или казарме, семейные же как правило, обеспечивались отдельной комнатой. Итак, положение рабочих в России было значительно лучше, чем нам раньше рисовали марксисты, хотя они жили хуже, чем их западные коллеги. И очень многое для улучшения положения рабочих сделал Столыпин. В годы его правления росли денежные вклады населения в банках
 
А.Н. Косыгин, признавая успехи в развитии СССР, в то же время не верил сообщениям ЦСУ СССР о баснословном росте жизненного уровня советских людей. Он говорил, что его отец, квалифицированный питерский рабочий, мог содержать на свою зарплату жену-домохозяйку и троих детей, оплачивать трёхкомнатную квартиру, без излишеств, но прилично кормить и одевать-обувать семью.
 
Тем не менее благодаря действиям революционеров рабочее движение продолжалось еще некоторое время. Например, в 1907 году Баку охватили забастовки, снова грозя перерасти во всеобщую стачку.
 
ОБРАЗОВАНИЕ НАРОДА
 
Особое внимание было уделено Столыпиным не только накоплению, но и улучшению человеческого капитала. Принимались все меры по повышению образования населения. Была принята программа введения всеобщего начального образования по всей России.
 
Столыпин говорил: «Сознавая необходимость приложения величайших усилий для поднятия экономического благосостояния населения, правительство ясно отдает себе отчет, что усилия эти будут бесплодны, пока просвещение народных масс не будет поставлено на должную высоту... Школьная реформа на всех ступенях образования строится министерством народного просвещения на началах непрерывной связи низшей, средней и высшей школы, но с законченным кругом знаний на каждой из школьных ступеней. Особые заботы министерства... буоуг направлены к подготовке преподавателей для всех ступеней школы и к улучшению их материального положения... ближайшей своей задачей министерство просвещения ставит установление совместными усилиями правительства и общества... общедоступности, а впоследствии и обязательности, начального образования для всего населения Империи... министерство озабочено созданием разнообразных типов учебных заведений, с широким развитием профессиональных знаний, но с обязательным для всех типов минимумом общего образования, требуемого государством...».
 
Общие расходы только по Министерству народного просвещения повысились с 1907 по 1911 год более чем вдвое - с 45,9 до 97,6 млн. рублей. Росли ассигнования на среднее образование: на гимназии, реальные и технические училища, учительские институты, семинарии и школы (с 13,8 до 17,1 млн. рублей за период 1907-1911 гг.). Максимальные средства выделялись на начальное образование. Если в 1907 году на него расходовалось 9,7 млн. рублей, то в 1911 году - уже 39,7 млн. За это же время расходы на высшее образование увеличились с 6,9 до 7,5 млн. рублей.
 
Министерство народного просвещения предоставляло земствам и городам кредиты на введение всеобщего обучения. К лету 1911 года сумма таких кредитов достигла 16,5 млн. рублей. В июне 1908 года, в связи с введением всеобщего начального образования в России, Третья Государственная Дума ассигновала дополнительно еще 6,9 млн. рублей. Часть этих средств направлялась на постройку и оборудование училищ, часть - на выдачу училищам пособий, которые предназначались исключительно на содержание учителей. По планам Министерства народного просвещения, все дети дошкольного возраста должны были получить со временем бесплатное минимальное образование. Соответствующие планы разрабатывались и земствами.
 
За 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 млн. рублей возросли до 161,2 млн. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возросли с 70 000 000 р. в 1894 г. до 300 000 000 р. в 1913 г. В 1911 году расходы на науку и просвещение по смете Святейшего Синода превысили 18 млн. рублей, а по смете других ведомств - ещё 27 млн. В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещения в России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 0,5 миллиарда рублей золотом.
 
Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10 000 школ. В 1913 г. число их превысило 130 000. Если бы не вспыхнула революция, то обязательное первоначальное обучение было бы уже давно совершившимся фактом на всей территории Царской России. Впрочем, Россия и так почти достигла этого результата. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать. Несомненно, что они обучались грамоте при дореволюционном режиме.
 
По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала в ХХ веке первое место в Европе. Неимущие студенты очень часто освобождались от какой-либо платы за обучение.
 
В 1913-1914 учебном году в разных типах начальных и средних школ обычалось 8,7 млн юношей и девушек. В 1914 году было 50 000 земских школ с 80 000 учителями и 3000000 учеников в них.
 
В области народного просвещения и образования происходили быстрые улучшения. В начале XX века грамотными были лишь 25% населения - но это опять-таки в среднем по империи; в крупных городах европейской России число грамотных достигало 50%; а среди молодежи еще больше; причем тогда грамотность для женщин считалась необязательной - и это ухудшало средние цифры; мужское же население имело гораздо более высокий процент. После 1908 года, когда было введено всеобщее бесплатное начальное обучение, ежегодно открывалось 10 000 начальных школ (уже в 1911 году их насчитывалось более 100 000, из них 38 000 церковно-приходских), в результате чего к 1922 году неграмотность молодых поколений должна была исчезнуть. (В 1920 году, по советским данным, 86% молодежи от 12 до 16 лет умели читать и писать, и научились они этому до революции, а не в годы гражданской войны.) xxxvii В 1897 году только 24% населения старше 10 лет умело читать, в 1914 году этот показатель достиг 45%. В 1914 году 73% призывников уже умели читать.
 
Гимназии имелись во всех уездных городах, чем не могли похвастаться многие европейские страны. Увеличиваются усилия правительства по созданию университетов. Создан Саратовкий университет в октябре 1909 года. К этому времени количество студентов составило 71,4 тыс. Из них 35,7 тыс были студентами 10-ти российских университетов. Остальные, видимо, учились в военных академиях. В технических вузах процент выходцев из разночинцев составлял 72%.xl В отношении же среднего и высшего образования женщин (тогда оно еще не считалось само собой разумеющимся) Россия шла впереди Западной Европы: в 1914 году имелись 965 женских гимназий и Высшие женские курсы (фактически университеты) во всех крупных городах.
 
Накануне войны в России было более ста вузов со 150 000 студентов (во Франции тогда же - около 40 000 студентов). Многие вузы в России создавались соответствующими министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, духовным и т. п.). Обучение было недорогим: например, на престижных юридических факультетах в России оно стоило в 20 раз меньше, чем в США или Англии, а неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии.
 
О качестве же российского научно-технического образования свидетельствуют успехи науки. Достаточно назвать такие всемирно известные имена, как Менделеев, Павлов, Сеченов, Мечников, Тимирязев, Пирогов, изобретатель радио Попов... Впоследствии попавшие в эмиграцию русские ученые и инженеры высоко ценились во всех странах и отличились там множеством достижений мирового значения, например, в области телевидения (Зворыкин), вертолетостроения (Сикорский), химии (Ипатьев), социологии (П. Сорокин). Даже "Большая Советская энциклопедия" признала: "Для дальнейшего развития науки в стране огромное значение имело то, что за последнее десятилетие перед великой октябрьской социалистической революцией уровень науки был очень высок".
 
В чем Россия уже доминировала - это в области культуры. Одним из "чудес света" назвал французский поэт Поль Валери русскую культуру конца XIX - начала XX века. Даже если подобные оценки были чисто светскими (еще большим чудом была культура Православия как таковая), нужно признать, что светская русская культура именно потому привлекала внимание, что она во многом питалась православной традицией, внося ее чистую струю в мутные потоки современности. Даже если западный мир не сознавал этого, именно отблесками православной традиции обращали на себя его внимание классики русской прозы (Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин) и поэзии (Блок и символисты); во всем мире славилась русская музыка (Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Гречанинов, Стравинский) и связанные с нею сценические искусства (Шаляпин, Собинов, Павлова, Кшесинская, труппа Дягилева); русские художники (Нестеров, Васнецов, Кустодиев). Жанр русского "толстого журнала" был уникальным в Европе и по объему, и по разнообразию тематики (всего в 1914 году выходило 916 газет и 1351 журнал на 35 языках народов империи)... В 1913 году общий тираж книг составил 106 млн экземпляров. В 1914 году в земствах было создано 12 627 публичных библиотек.
 
Всего этого не могли отрицать противники дореволюционной России, но они пытались противопоставлять эти достижения "реакционному" государственному строю, как будто не при нем произошел этот расцвет культуры...
 
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
 
Можно ли было начать экономить на гонке вооружений? Можно ли было прекратить гонку с Западом? Нет. Россию везде окружали хищники, которые уважали только силу. Еще в 1898 году Николай II предложил созвать международную конференцию по обузданию гонки вооружений. результатом этих усилий стало создание международного суда в Гааге. Но гонка вооружений не прекратилась.
 
Надо было просто стараться не воевать и Столыпиным делалось все возможное для того, чтобы избежать войны. 17 июля 1907 года подписывается русско-японский договор о разчраничении сферы влияний, что позволяет установить крепкий мир на Востоке. Двумя днями раньше был подписан торговый договор. Правительство и далее вело сугубо мирную политику. Столыпин сумел в 1908 году избежать войны с Австрией, а в 1910 году Стопыпин сделал все, чтобы избежать новой войны с Японией.
 
КАК ЖЕ ОЦЕНИВАТЬ СТОЛЫПИНА?
 
К сожалению, как похвалы, так и критика в адрес Столыпина очень часто односторонни и неконструктивны. Так, жёстко критикующий столыпинские реформы С.Г.Кара-Мурза как правило, оценивает события только с точки зрения динамики тяжёлого материального положения крестьянства, продолжавшего ухудшаться, но не указывает альтернативных решений, которые могли бы радикально улучшить ситуацию. Он считает, что к концу ХIХ века аграрный кризис в России уже начался. Я так не считаю. Никакого кризиса не было, а была последовательная политика царей всеми силами и единственно возможными мерами укреплявшими Россию в ее противостоянии с Западом.
 
В работе «Гражданская война в 1918-1921 гг.: урок для XXI века» С.Г.Кара-Мурза пишет: «Мы из нашей школьной истории не вынесли очень важного понимания того факта, что «усмирение» революции 1905-1907 гг. вовсе не было победой над революцией. Победа над ней уже была невозможна, второй этап революции мог быть предотвращён только путём разрешения главных противоречий - но для удовлетворительного их разрешения не было, как я старался показать выше, ни экономических и культурных сил, ни исторических условий. Приняв усмирение за победу, правительство не пошло на реформы, отвечающие интересам и взглядам большинства».
 
Некоторые утверждают, что если бы Цари были настоящими патриотами России, то они должны были бы, невзирая на заграничные вопли о «правах человека», запретить Тургеневым и Достоевским кататься по парижам и баден-баденам! Давайте представим себе на минуту, что Цари вдруг стали такими горе-патриотами и запретили. Каков бы был результат? А результат был бы, наверное, такой же, какой он оказался в февраля 1917, падение Царской власти и полный развал великой страны. Так может во имя сохранения миллионов жизней, унесенных впоследствии Гражданской войной, и не было необходимости так уж притеснять дворян? Сейчас хорошо махать кулаками после драки, история показала, насколько важно было сохранить стабильность режима и дворяне ее как раз и обеспечивали.
 
Можно критиковать Столыпина (а точнее, Николая II) за то, что не изъял у элиты средства на более радикальное и быстрое проведение политики расселения и индустриализации, но не надо забывать, что к моменту прихода к власти Столыпина сама по себе власть зависела от лояльности дворянского сословия, начавшего паразитировать на стране. Вспомните "банкетную компанию", когда на организованных по самым разнообразным поводам банкетах общественные деятели выступали с тостами-речами, содержащими резкую критику правительства и призывы к революции. И только поместное дворянство было абсолютно лояльно Царю.
 
Главное, что Империя выстояла, да и жить в целом стали не хуже. Английский ученый П. Гетрелл отметил. "Ясно, что в среднем в 1914 году подданные Царя питались и одевались лучше, чем их непосредственные предшественники."
 
Среднегодовые темпы роста российской экономики на протяжении целой четверти века опережали развитие всех других развитых стран, составив 8% в 1889-1899 гг. и 6,25% в 1900-1913 гг. (снижение темпа объясняется войной с Японией и попыткой "первой революции"). Причем успешно развивались не только производство металлов, нефти, леса и прочего сырья, но и самые передовые отрасли: химия, электротехника, машиностроение (например, с 1909-го по 1913 год производство двигателей внутреннего сгора-ния выросло на 283,5%), авиастроение (достаточно назвать самые мощные в мире самолеты "Витязь" и "Илья Муромец", созданные в 1913-1914 годы конструктором И. И. Сикорским).
 
После 1910 года стал уменьшаться внешний долг. Но если вспомнить, как стремительно росло население, то в расчете на душу населения государственный долг начал падать еще раньше.
 
Финансы были в полном порядке. Об этом свидетельствует очень низкий размер государственного долга на душу населения
 
Самое же главное Россия продолжала накапливать человеческий капитал и это было основной заслугой Столыпина. Успехи реформы следует оценивать прежде всего с учетом беспримерного роста главной ценности России - населения: от 139 миллионов человек в 1902 году до 175 миллионов в 1913 году (среднегодовой прирост в 3,3 млн человек). Бисмарк говорил: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это - неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей».
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
Итак, в России начала XX-го века капитализм не мог обеспечивать интенсификацию потому что он ориентируется на прибыль, а интенсификация была не прибыльна. Поэтому возникли интенсифицируюшие структуры основанные на других культурных принципах. Царское правительство, например, провело просветительскую кампанию чтобы младенцам не скармливали мякиш, отчего погибала чуть не половина русских детей, ликвидировало бытовой сифилис, земства создали систему здравоохранения. Они же провели ликвидацию неграмотности, руководствуясь в своих действиях не максимизацией наживы, а представлениями о добре и зле. Тем же руководствовались в проведении индустриализации в СССР, обеспечив многократную интенсификацию производства.
 
Историки и политики пытаются дать оценку успешности действий Столыпина. Но это не правомочно. У него просто не было другого пути. Либо пан, либо пропал. То, что до 1911 года государство не рухнуло говорит, что он успеха достиг. Какие же имеются критерии, чтобы заявить, что Столыпин не справился? Во–первых, его убили за несколько лет до краха. Во–вторых, достижения за 5 лет впечатляют
 
Наверно, мы еще долго не придем к какому то либо единому мнению в оценке событий начала XX в., в том числе и в оценке роли Столыпина в деле становления и развитии государства - Российской Империи, а в последующем и Советского Союза. Проблема не в фактическом материале, а в расстановке авторов профессиональных историков заранее на указанные позиции и выбор из фактического материала только того, что удобно ему.
 
Столыпин делал реформы правильно, хотя бы потому, что делал их осторожно принимая взвешенные решения, кстати говоря, не отдавая предпочтений не одному из господствовавших тогда возможных направлений, его действия были продиктованы интересами государства Российского. А мифы о неудачности его реформ, были взращены еще при его жизни… Столыпин же делал единственно возможные и оправданные шаги и добился успеха. Другого пути, как показала история, просто не было.
 
Почему Столыпина не понимают? Наверное потому, что анализ его деятельности начинают с «жестоких мер» по подавлению революции 1905-1907 годов, когда был резкий пик смертных приговоров вынесенных военно-полевыми судами, на фоне деятельности российских монархов и правительств начиная с 1825 года, эти цифры кажутся ужасающими. Другим фактором, обусловливающим непонимание Столыпина, является тот факт, что нынешняя экономическая наука до сих пор не заметила феномена "русского способа производства".
 
«Сила обстоятельств» ставила перед Столыпиным тяжелые задачи, но в целом, несмотря даже на не достижение им первоначальных целей (развал общины, расселение крестьян на пустующие земли Средней Азии (в основном Казахстан и часть Киргизии), он справился с самой главной сумел в этих условиях обеспечить меры к устойчивому развитию Российской Империи (ведь не даром в Советские времена достижения сравнивали в том числе и показателями 1913 года). Он сумел в том числе обуздать революционное движение, ведь даже Ленин в этот период писал о том, что революция в России не возможна! Если бы не Первая Мировая, то кто бы знал бы как сейчас выглядела бы Россия (остается только мечтать).
 
Известный французский экономист Эдмон Тэри прогнозировал: "…население России к 1948 году будет (около 344 млн человек) выше, чем общее население пяти других больших европейских стран"; "Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1910 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении".
 
http://www.otechestvo.org.ua/main/200611/1021.htm

Rambler's Top100