КОСМОС.


 
ТЕХНИКА И НАУКА

20.05.2012.

Первая ракета, достигшая космоса, это ФАУ-2 Вернера фон Брауна. Он же реализовал программу посадки первого человека на Луну. 
 
В одной статье по материалам из беседы со старшим научным сотрудником Института истории естествознания и техники РАН Гелием Салахутдиновым излагается история науки и освоения космоса, и другие парадоксы. 
 
О ЦИОЛКОВСКОМ: 
-Циолковский также основоположник русского фашизма, который наши философы советской школы назвали почему-то научным космизмом. Вот философия Циолковского: "Хочешь счастья? Убей всех несчастных!" Циолковский пишет: для полного счастья нужно уничтожить не только на Земле, но и во всем космосе всю несчастную жизнь. Низшие расы, больные, калеки, сумасшедшие и даже дикие и домашние животные - все должно быть уничтожено. В живых должны остаться только специально выведенные сверхлюди. Для достижения этой цели, пишет Циолковский, "необходимо пренебречь установленными нормами морали и законов".  
Калужский "философ" считает, что "смерть дает немедленное счастье", ушедшего из жизни ожидает "непрерывная радость"... И сетует на то, что из космоса не прилетели сверхлюди и не уничтожили жизнь на Земле, придется делать это самим. Правда, уничтожать калек и расово неполноценных он предлагает гуманно - просто запретив неполноценным размножаться. А еще Циолковский выступает за евгенику - искусственное выведение породы :  
 
"Я не желаю жить жизнью низших рас. Жизнью негра или индейца. Стало быть, выгода... требует погасания низших рас..."  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Надо всем стремиться к тому, чтобы не было несовершенных существ, например насильников, калек, больных, слабоумных, несознательных и т.п. О них должны быть исключительные заботы, но они не должны давать потомства. Так безболезненно они угаснут.  
 
Не должно быть в мире несознательных животных, но и их не нужно убивать, а изоляцией полов или другими способами останавливать их размножение. Сейчас жители северных стран не могут обойтись без домашних животных, но со временем, когда каждый получит право на 4 десятины земли в теплом климате, не только дикие, но и домашние животные окажутся излишними".  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Мы должны оставить все внушенные нам правила морали и закона, если они вредят высшим целям. Все нам можно и все полезно - вот основной закон новой морали".  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Жизнь и наблюдения некоторых ученых показывают, что ребенок создается во время сожительства не только одной женщиной, но и отцом".  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"...пройдут тысячи лет, и вы население не узнаете... исчезнут унижающие нас половые акты и заменятся искусственным оплодотворением. Женщины будут рожать без страданий, как родят низшие животные".  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Интересны мысли об искусственном предварительном оплодотворении всех женщин от высших мужчин, без их участия. Полученное потомство опять оплодотворяется высшим мужчиной. Теоретически уже пятое поколение дает почти совершенство. Аналогия: племенной бык, преобразующий стадо".  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Всякие низшие животные и несовершенные люди - вроде калек, преступников и т.д. - совсем не должны быть нигде... Они вымирают без потомства, вымирают тихо и счастливо..."  
Константин Эдуардович Циолковский.  
 
"Я нисколько не сомневаюсь в правдивости и научности моих оптимистических выводов".  
Константин Эдуардович Циолковский. 
 
Циолковскому было посвящено 800 хвалебных книг!!! 
 
НАУЧНЫЕ МИФЫ.  
Цитаты из беседы Гелия Мальковича:  
- Но, я полагаю, на Циолковском вы не остановились?  
- Не остановился. После того как меня стали травить, ко мне стали подходить втихую наши сотрудники и говорить: слушай, раз уж ты такой смелый, посмотри -- там и с Ломоносовым что-то не то творится. И с Поповым. И электрическую дугу, кажется, не Петров открыл... Я стал смотреть документы. Точно, никаких открытий Ломоносов не делал!..  
-- Под дых... А мы в школе проходили, что он открыл закон сохранения массы.  
-- Закон сохранения массы открыл Лавуазье. А все ломоносовские работы по химии и физике -- полуграмотные фантазии. Ломоносов был просто талантливым администратором. Он основал университет, организовывал научные экспедиции. Сам же по себе был довольно безграмотным человеком, не знал математики, к концу жизни спился, приходил в Академию наук и устраивал там пьяные дебоши.  
-- Как мне нравится вас слушать!  
-- То же самое открылось и по другим персонажам! Оказалось, действительно, не Попов радио изобрел...  
-- Маркони?  
-- Его вообще никто не изобретал! Так же, как парашют, вертолет или шестерни... Первый патент на устройство по передаче сигналов, основанное на электромагнитной индукции Фарадея, взял Эдисон. Он же создал приемно-передающее устройство, работающее на расстоянии до 200 метров. Поддерживал связь между берегом и судном на рейде, вокзалом и приближающимся поездом. Вообще же Герц, открывший электромагнитные волны, первым держал в руках приборчик, который передавал электромагнитные сигналы на расстояние. 
Потом русский журнал "Электричество", англичанин Крукс и серб Тесла практически одновременно заявили, что на основе герцевых волн можно создать приборы дальней связи. Выходить на космос, передавать сообщения на другую сторону земного шара. Тесла изобретает антенну, рисует схему радио... Единственное, что Тесла не смог сделать, -- найти хороший приемник, он использовал проволочное кольцо. Зато эту задачу решил англичанин Брантли -- он придумал в качестве приемника трубочку с металлическим порошком.  
-- Я ее помню. Эту трубочку в черно-белом фильме про Попова показывали. Там ее еще молоточек от будильника почему-то все время встряхивал.  
-- Этот молоточек с часовым механизмом придумал англичанин Лодж, а не Попов, кстати... И это было продемонстрировано в Англии. Про английские опыты узнают Попов с Маркони, начинают их повторять, увеличивая подъем антенны и мощность сигнала. Это все, что они выдумали своего. Вопрос: кому принадлежит приоритет в изобретении радио?  
 
То же и по другим персонажам... Русский ученый Петров никакой электрической дуги не открывал. Дугу открыл Мейджер -- россиянин, но английский подданный, поэтому его, конечно, по боку, а Петрова назначили первооткрывателем... Черепановы свой неудачный паровоз начали строить после поездки в Англию, где увидели паровоз. Ползунов изобретателем паровой машины не был, она была изобретена за пятьдесят лет до него... Слизать-то он машину слизал, но нужной технологии обработки металлов в России не было, и поршень просто болтался в цилиндре, машина не работала...  
Не было никакого ленинского плана ГОЭЛРО. Этот план электрификации был придуман еще при царском правительстве. Куда ни ткнись -- везде вранье.  
-- Как же такое могло произойти с нашей историей?  
-- Очень просто. По прямому указанию Сталина в 1946 году русская и советская история науки и техники стала переписываться. В рамках борьбы с космополитизмом и низкопоклонничеством перед Западом...  
Короче, когда я все это понял, то сразу начал об этом писать -- в основном в прессе, потому что в нашем журнале "Вопросы истории естествознания и техники РАН" я стал персоной нон грата. Потому что главный редактор журнала -- директор нашего института. И я его по-человечески понимаю: как он может Салахутдинова публиковать? После того как Горбачев объявил перестройку, и общественные науки и история стали очищаться от уродливых наплывов тоталитаризма, в истории естествознания и техники ничего подобного не произошло. Спрашивается, чем же вы занимались все эти годы? Поддерживали мифы?  
-- Неужели вся наша история науки сфальсифицирована?  
-- Полностью. Все изобретения, вся наука пришли к нам из-за границы. Вдумайтесь: на целый огромный Советский Союз -- всего восемь нобелевских лауреатов. В крохотной Дании -- восемь, в Швейцарии -- двенадцать. В Америке -- сто пятьдесят четыре! А у нас -- восемь. А вот в литературе примерное равенство: у американцев семь, у нас пять лауреатов.  
-- Может быть, они там засуживали наших научных ребят?  
-- Напротив, Нобелевский комитет и вообще зарубежные ученые очень наших ученых любили и сочувствовали им, понимали, как тяжело работать в тоталитарной стране. Порой даже давали премии, которые, на мой взгляд, и давать-то не надо было. Я бы, например, Капице и Ландау не дал Нобелевской премии.  
 
Я вам сейчас потрясающие данные приведу. В конце 1980-х годов мы запускали в космос от 120 до 180 спутников в год. Американцы для решения тех же самых задач запускали 20 спутников в год. При этом работающих спутников на орбите у них было больше. Наши просто не работали, ломались.  
- Если из-за плохой электроники нам приходилось делать чуть ли не на порядок больше запусков, значит, у нас должны быть носители лучше - опыт-то накапливается.  
- Да, у нас действительно лучшие ракеты-носители в мире. Это несомненно. Они у нас получились лучшими в силу историко-географических причин. Я вам сейчас историю наших побед в космосе тремя цифрами исчерпывающе охарактеризую, и все станет понятно... Кратчайшее расстояние от американской базы в Западной Германии до Москвы - 1930 км. А кратчайшее расстояние от Чукотки до Вашингтона - 6400 км. Поэтому после Второй мировой войны американцы могли нас бомбить атомными бомбами с помощью обычной стратегической авиации, а нам нечем было ответить - наши самолеты могли только до Штатов долететь, а обратно вернуться уже не хватало топлива. Поэтому американцы вплоть до 1954 года не увеличивали дальность своих ракет больше, чем у доставшейся им от немцев Фау-2. А нам деваться было некуда. Это первое.  
Второе. Мы вынуждены были делать свои ракеты под тяжелую атомную бомбу, которая весила пять тонн. А американцы следили за нашими успехами и ждали, когда же появятся более легкие бомбы. И когда появилась водородная бомба массой 680 кг, они сразу стали делать на нее ракеты, облегчили себе задачу... Вот так и вышло, что мы самостоятельно сделали дальнобойные носители, рассчитанные на очень большую нагрузку. Поэтому у нас хорошие ракетные школы. Поэтому завод Хруничева не лег набок, как остальные военные заводы в стране, а работает и приносит прибыль, продает запуски. Наши ракетчики лучшие в мире, у них самые оригинальные решения всегда. Снимаю шляпу.  
Другое дело, наша пилотируемая космонавтика. Она не только убыточна, но и бесполезна. В 1989 году американцы посчитали, сколько бы они затратили денег, чтобы выполнить советскую пилотируемую программу, и оказалось, что в пересчете на доллары СССР тратил на нее 29 с лишним миллиардов долларов - больше, чем все страны мира вместе взятые! Даже американцы тратили 22 миллиарда.  
Академик Раушенбах писал, что нет ни одной задачи в космосе, которую нельзя было бы решить с помощью автоматических кораблей. Зачем же мы столько тратили на запуски людей? Отвечаю: по политическим причинам. После того, как американцы обскакали нас на Луне, мы решили отыграться на Марсе. Туда лететь год, обратно год - вот и доводили пребывание людей на орбите до двух лет, чтобы на Марс первыми прибыть. Тратили миллиарды, чтобы долететь туда, воткнуть флажок и улететь обратно. Сжигали ради этого "Прогрессы", "Салюты", "Союзы", космонавтов теряли.  
Как вообще начала развиваться пилотируемая космонавтика? Хрущев хотел доказать, что - цитирую - "наши успехи в космосе неоспоримо свидетельствуют о преимуществах социализма над капитализмом". Отсюда все и пошло - чрезмерное захваливание космонавтов, показушные полеты к празднику...  
И еще не кончилась эта кампанейщина! Я недавно выступал в "Пресс-клубе" на телевидении. Туда пришли двое космических энтузиастов, они предлагают свой проект марсианского корабля, стоить он будет "всего-навсего" 10 миллиардов долларов. А это ни много ни мало 17% российского бюджета. Вот так вот взять 10 миллиардов из государственного кармана и отправить на Марс. Я им сказал: ребята, давайте лучше эти деньги обналичим и людям раздадим, пусть они их пропьют, хоть польза будет.  
- Но ведь и американцы занимаются пилотируемой космонавтикой.  
- Вот такая история. Американцы когда-то стали делать свою орбитальную станцию военного назначения, а мы в ответ стали делать свою военную станцию - "Алмаз". Американцы поработали-поработали над проектом и отказались от него: поняли, что военная станция неэффективна. А наши доделали-таки "Алмаз", который потом летал под названием "Салют". Именно на ней загубили троих космонавтов - Волкова, Добровольского, Пацаева. После чего тоже от идеи военной станции отказались.  
А на те 100 миллиардов долларов, что американцы потратили на станцию "Альфа", можно было построить столько марсианских автоматических станций, что Марс вдоль и поперек уже давно изучили бы - от полюса до полюса... А мы зачем отдали 7 миллиардов долларов на эту станцию?  
- Но ведь в космосе проводят какие-то опыты, выращивают сверхчистые кристаллы, сплавы делают...  
- А вы знаете, что на пилотируемых станциях сплавы делать нецелесообразно? Они там плохие получаются из-за микроперегрузок - космонавты же летают по станции, чуть-чуть ее сотрясая, и эти микротолчки нарушают однородную структуру сплава. Сплавы и кристаллы нужно делать на автоматических космических заводах, а на пилотируемых станциях чистой невесомости не добьешься, обязательно будут микротолчки. Раушенбах был прав. 
 
"Есть такая наука: история техники. В 1937-м ее репрессировали, Институт истории науки и техники закрыли, его директора, академика Николая Бухарина, и еще нескольких человек расстреляли, многие сотрудники Бухарина получили длительные сроки сталинских лагерей. Мощные идеологические потенции этой науки не позволили ей, однако, долго оставаться невостребованной. Уже в 1944 г. по прямому указанию Сталина Институт истории науки и техники вновь был открыт и перед ним была поставлена задача о решительной борьбе с "раболепием и низкопоклонством перед заграницей", об отстаивании приоритетов отечественных ученых и инженеров.  
Поскольку приоритетов особых у россиян не было, историки для решения этой задачи начали фальсифицировать представления об объективной реальности, рисуя положение дел таким образом, будто вся техника развивалась в результате усилий только отечественных специалистов. За это мифотворчество так называемые ученые получали свои ученые степени и звания, становились лауреатами сталинских премий и даже избирались в члены АН СССР.  
Сложнейшие и весьма трудоемкие исторические изыскания показали, например, что Константин Эдуардович Циолковский не был ученым и изобретателем в общепринятом смысле слова: за результаты научных исследований он выдавал свои фантазии. Многие, видимо, удивятся, если узнают, что предложение о полете на ракете в космос стало известно еще в 1649 г. после выхода в свет романа Сирано де Бержерака "Путешествие на Луну". Формула, носящая ныне имя Циолковского, на самом деле была получена другим нашим соотечественником И.В. Мещерским на шесть лет раньше "основоположника космонавтики". Можно продолжать этот список, его хватило бы на внушительную книгу. Исследователи жизни Константина Эдуардовича упрямо возносят "калужского мечтателя" на вершины науки вопреки всякому здравому смыслу, требованиям самой научности.  
Историки из Российского авиационно-космического агентства при поддержке своих коллег из Российской академии наук, не стесняясь в методах, всячески превозносят достижения отечественной космонавтики, с тем чтобы представить ее в глазах общества передовой отраслью промышленности, на развитие которой не грех направлять все новые и новые средства из жалкого российского бюджета. Они утверждают, например, что уровень работы ракетчиков в СССР в 30-е годы был столь высок, что немецкая ФАУ-2 в их глазах выглядела "устаревшей конструкцией". На самом деле этот уровень так же, как и в США, был примитивен. Запуск первого в мире спутника преподносится ими как свидетельство неоспоримого нашего научно-технического превосходства над США. Они, в частности, пишут: "Историки, публицисты и политики всего мира изучали, изучают и, наверное, всегда будут глубоко и тщательно изучать феномен открытия космической эры, теряясь в догадках по поводу причин того, почему первооткрывателем космоса стал далеко не самый богатый и преуспевающий русский народ".  
Этим специалистам "всего мира", конечно, следует посочувствовать, поскольку они изучают то, что давно известно всем: СССР запустил спутник первым потому, что с ним никто всерьез и не соревновался. В период с 1946 по 1957 г. американцы 7 лет (!) не разрабатывали ракет с дальностью полета больше, чем у ФАУ-2. Но и в этих условиях эта наша победа была просто исторической случайностью, поскольку Вернер фон Браун, если бы ему разрешили, смог бы запустить свой спутник раньше нас - летом 1957-го (даже раньше - в сентябре 1956-го - П.Х.). Правда, в истории всегда несостоятельны рассуждения по схеме: что было бы, если бы того, что было, не было.  
Историки старательно обходят серьезнейшие провалы в развитии космонавтики: советскую лунную программу, создание никому не нужной системы "Энергия-Буран", осуществление бессмысленных полетов на орбитальных станциях. Американцы в 1988 г. подсчитали, что если бы они выполняли нашу космическую программу, то они затрачивали бы 30 млрд. долл. в год, то есть больше, чем все страны мира вместе взятые. С отдачей, конечно, дело обстояло хуже. Один американский космический автомат "Вояджер-2" принес больше научной информации, чем все пилотируемые полеты вместе взятые.  
СССР первым запустил спутник и получил много и других приоритетов: то запустили в космос женщину, то сразу трех космонавтов, правда, в одноместном корабле и без средств спасения. А навигационные, связные, метеорологические спутники оказались родом из Америки - вот об этом стараются не вспоминать.  
Особенно активно историки муссируют фантазию Циолковского о расселении человечества по Вселенной, имеющую большую привлекательность для Российского авиационно-космического агентства, поскольку безудержная эскалация своего присутствия в космосе требует освоения бесконечно больших средств. Однако для решения подобного рода задач нынешние методы передвижения в космосе непригодны. Для того чтобы на самом современном топливе долететь до центра Вселенной, нужна ракета величиной с Солнце, а гипотетические вида топлива уменьшают ее размеры "всего лишь" до размеров Луны. ...  
С другой стороны, нет таких космических задач, которые нельзя было бы решить с помощью автоматов, что дешевле и эффективнее. Но тогда зачем нужна вообще пилотируемая космонавтика с ее героическими полетами на орбитальных станциях и экспедициями на Луну или на Марс? Разве что в качестве дорогостоящих шоу?  
Выдающийся физик XX в. Нильс Бор как-то заметил, что пилотируемая космонавтика - "...несомненное торжество человеческого интеллекта и печальная ошибка здравого смысла". Вот эту-то ошибку и стараются спрятать от общества историки космонавтики, оставив на поверхности лишь торжество интеллекта."  
Салахутдинов Г.М. 
Подробно о космосе есть книга В.Суворова "Кузькина мать" 

Rambler's Top100