ПСЕВДОНАУКА ИСТОРИЯ.


 
ТЕХНИКА И НАУКА

22.05.2012.

Для представления о истории как о науке приведу две цитаты из книги Н.Морозова "Иисус Христос" и Исаака Ньютона "Исправленная хронология древних царств" 
 
"Древний мир с его научным мировоззрением и особенно история первых веков христианства теперь являются отделенными от нас как бы непроницаемой завесой мрачного церковного самодержавия, профильтровавшего в XII-XV веках через огонь своих костров все исторические документы и допустившего до нас лишь те из них, которые были благоприятны господствовавшей церкви, да и то нередко в наполовину подделанном или искаженном до неузнаваемости виде. 
Прежде всего, никаких первоисточников большею частью нигде на земном шаре не оказывается в рукописях. Имеются только печатные книги, появившиеся в свет позднее 1450 года, и из них мы узнаем, что в средние века рукописи этих книг оставались неизвестными и что они "открыты" лицами, принесшими их издателю только перед самым печатанием, а потом снова делись неизвестно куда. 
Вот хотя бы необходимая для этой нашей работы "Церковная история" Сократа Схоластика, обнимающая период от Константина I до Феодосия Младшего (т.е. приблизительно от 325 до 425 года нашей эры). Издатели "открыли" ее сначала только в латинской рукописи в начале XVI века, а потом, лет через тридцать, новые издатели "открыли" и ее греческий подлинник. Что с обеими было в продолжение 1200 лет, да и существовала ли сама эта книга, никто ничего сказать не может. Ведь даже и в тех редких случаях, когда, после напечатания, на усиленный спрос любителей древности являлось лицо, предлагавшее такую рукопись, якобы сохранившуюся у его предков с незапамятных времен, можно сказать, что "спрос всегда родит предложение". Мы не знаем даже о том, куда делась рукопись после напечатания. Почему издатель и нашедший не постарались сохранить такую драгоценность, хотя уже и тогда собирали древности? 
То же самое оказывается и с другими первоисточниками древней истории, почти со всеми. 
Вот хотя бы знаменитые диалоги Платона. Они были совершенно неизвестны ученым вплоть до конца XV века. Лишь в это время один флорентийский философ, по имени Марчеллио Фичино, принес богатому издателю Лаврентию Венету латинскую рукопись под этим названием, объявив ее своим переводом с греческой рукописи. Этот сборник статей, в котором, кроме политических и философских рассуждений, оказалось также много и скабрезного, и явно анахронического, был издан Венетом в 1482 году. Книга быстро разошлась. Неведомый ранее Платон стал сразу знаменит, и через девять лет, в 1491 году, этот сборник вышел вторым Флорентийским изданием на средства Лаврентия Медичи. 
Его анахронизмы к этому времени были уже отмечены серьезными читателями, и вот тот же самый Фичино дает одному венецианскому издателю свой новый "исправленный от указанных ему анахронизмов" перевод, а в 1517 году выходит и второе его издание. 
Греческих рукописей Марчеллио Фичино никому не предъявлял до самой своей смерти; не нашли их у него и его наследники. До сих пор никто ничего не знает об их существовании где либо на свете, и до сих пор несомненно только то, что они исчезли бесследно, несмотря на то, что почти тотчас после выхода из печати первого издания "перевода Фичино" много просвещенных людей того времени стало усиленно искать повсюду греческих рукописей этого вновь открытого в только что сделанном переводе греческого философа. 
В это время один богатый венецианец Альдо Манучио даже обещал платить по золотой монете за каждое исправление Фичинова перевода по греческому тексту. В ответ на его обещания, но уже через 30 лет после первого издания Платона и, повидимому, еще при жизни Фичино, не сам Фичино, а один венецианский критянин Марк Мазур представил в 1512 году и "греческий текст Фичиновых переводов", носящий, по моим исследованиям их слога, характер произведений, принадлежащих нескольким различным авторам. Они представляют собою, очевидно, переводы самих же латинских произведений Фичино на греческий язык, сделанных по спешному заказу Мазура несколькими греками переводчиками из разных местностей. В то время научно литературная критика была совсем слаба, и все эти произведения были тотчас напечатаны в 1513 году, а затем с постоянными исправлениями они печатались во множестве изданий в продолжение всего XVI столетия. Итальяно латинский писатель XVI века Марчеллио Фичино, под именем греческого философа Платона, стал величайшей знаменитостью "древности", хотя в XIX веке уже не осталось ни одного из его диалогов, подлинность которого не была бы заподозрена или прямо оспариваема кем либо из платонистов, да и подлинность упоминаний о нем у других древних греческих авторов теряет всякое значение, так как все они сделались известными уже после Фичинова перевода. Спрос родил предложение… 
 
А вот и третий пример - знаменитые книги Иосифа Флавия. Этот Флавий был "открыт" и сделался известным лишь с 1566 года. Только в это время автор XVI века, Самуил Шеллам, вдруг предъявил издателю рукопись "Иудейские Древности", опять без предъявления кому бы то ни было "подлинной рукописи". Эта книга даже сразу возбудила подозрение у современников. И действительно она была полна анахронических мест. Автором ее был сам Самуил Шеллам, а затем она с пополнениями появилась уже в еврейском и в других переводах. 
Я не буду приводить дальнейших примеров. 
Скажу только одно: таково возникновение всех древних книг! Возьмем хотя бы сочинения Василия Великого, Иоанна Златоуста, Оригена, не говоря уже о Сократе, Аристотеле, Цицероне, Виргилии, Горации, Геродоте, Пифагоре и о всех до одного остальных. Их рукописей, хотя бы от IX века, нигде нет; как будто лица, принесшие их в типографии, нарочно уничтожали их тотчас же после напечатания… И невольно думается: не призраки ли, не миражи ли все то, что мы воображаем о древней жизни греков, египтян, римлян, евреев и всего древнего Востока по подобным документам? 
Но даже и умалчивая об этом основном пороке всех первоисточников, по которым мы восстанавливаем древнюю жизнь, т.е. об их собственной молодости, мы видим в них целые серии невероятных по самой своей сущности, или противоречащих друг другу сообщений, а во всем том, что нам кажется в них вполне правдоподобным, мы замечаем крайнюю отрывочность и неопределенность времени, к которому относится рассказ. Из под поверхностного слоя искусно оштукатуренного здания современных историй древней жизни, как я уже говорил, показываются, при каждом исследовании времени открытия их первоисточников, полусгнившие и непрочно прилаженные бревна. 
А в критическом разборе этих первоисточников даже у авторов XIX века мы видим крайнюю наивность. Тут не критика, а защитительные речи в пользу незащитимого. 
Эта маленькая экскурсия к первоисточникам является необходимой для продолжения чтения моей книги. Иначе, для обычной публики, никогда не читавшей по истории ничего, кроме уже готовых курсов и обзоров, хотя бы даже и обширных, мое недоверие к прочности основ древней истории может показаться чем то напрасным, заранее осужденным на неудачу, хотя на деле это не так, и чем древнее времена, тем более и тем серьезнее можно оспаривать наши сведения о них по отношению к тогдашней человеческой жизни."
 
 
Исаака Ньютона заслуженно причисляют к гениям в первой десятке гениев человечества за его разносторонние знания во многих науках и научных направлениях, которые он создал. Недавно издана его книга на русском языке по анализу древней истории, и учитывая высокую важность мнения Ньютона как гениального аналитика, наделённого сверх- развитой научной интуицией, приведу часть скопированного текста, который позволит уточнить ценность многих навязываемых "научных" знаний. Конечно учёного-энциклопедиста Н.Морозова можно было упрекнуть в некоторой тенденциозности и предвзятости по аналогичной критике в его труде "Иисус Христос", но с Ньютоном как поспоришь: 
 
"Греческие древности полны поэтического вымысла, поскольку греки ничего не писали в прозе прежде, чем перс Кир завоевал Азию. Затем Ферекид Сирский и Кадм Милетский первыми стали писать в прозе. Ферекид Афинский, живший в конце царствования Дария Гистаспа, писал о древностях, и построил свою работу на родословиях, и считался одним из лучших составителей оных. 
Историк Эпименид продолжил, опираясь также на родословия; а Гелланик, бывший на двенадцать лет старше Геродота, построил свою Историю на преемственности или порядке смены жриц Юноны Аргосской. Другие излагали свои Истории на основании правлений царей Лакедемона или архонтов Афин. Гиппий Элейский примерно за тридцать лет до падения Персидской империи обнародовал краткий список олимпийских победителей; а примерно за десять лет до ее падения Эфор, ученик Исократа, составил Хронологическую Историю Греции, начиная с возвращения Гераклидов в Пелопоннес и заканчивая осадой Перинфа, в двенадцатом году царствования Филиппа, отца Александра Великого. Он изложил события на основе поколений, ибо счет по Олимпиадам тогда еще не велся, и не похоже также, чтобы тогда уже записывались годы правления царей. Мраморные скрижали Арунделиана (имеется в виду Хроника на Паросском Мраморе из коллекции лорда Аронделя - прим. перев.) были изготовлены через шестьдесят лет после смерти Александра Великого (в 4 год 128-й Олимпиады), но, тем не менее, в них не упоминаются Олимпиады; однако в следующую Олимпиаду Тимей Сицилийский обнародовал Историю в нескольких книгах, доведя ее до своего времени на основании Олимпиад, сопоставив эфоров, спартанских царей, афинских архонтов и аргосских жриц с победителями Олимпиад и приведя в соответствие, в меру своего разумения, Олимпиады, родословия, порядок смены царей и жриц и поэтические предания. А там, где он закончил, начал Полибий и повел Историю дальше. Затем, вскоре после смерти Александра Великого, греки стали записывать поколения, царствования и порядок преемственности в годах и, принимая царствования и порядок преемственности равновеликими поколениям и считая по три поколения в сто двадцать лет (как следует из их Хронологии), они сделали древности Греции на триста или четыреста лет старше, нежели в действительности. И таково было начало Вспомогательной Хронологии греков. Эратосфен творил примерно через сто лет после смерти Александра Великого. Ему следовал Аполлодор, а этим двум следовали с тех пор все хронологи. Но насколько недостоверна их Хронология и насколько ненадежной считали ее греки в то время, можно понять из следующих отрывков Плутарха. Одни утверждают, пишет он, 1 будто Ликург был современником Ифита и вместе с ним учредил Олимпийские празднества; среди них и философ Аристотель, который ссылается в качестве доказательства на олимпийский диск, который сохранял имя Ликурга. Другие, исчисляя время по преемственности спартанских царей, как Эратосфен и Аполлодор, заключают, что он жил немногими годами ранее первой Олимпиады. Поначалу Аристотель и прочие сделали его столь же древним, как и первую Олимпиаду; затем Эратосфен и Аполлодор и прочие сделали его еще более чем на сто лет старше; а в другом месте Плутарх 2 сообщает: Что касается свидания Солона с Крезом, то некоторые думают, что могут его опровергнуть на основании хронологии. Однако предание, столь известное и засвидетельствованное столькими лицами, и (что еще важнее) столь соответствующее характеру Солона, и столь достойное его высокого образа мыслей и его мудрости, я не решаюсь отвергнуть из-за каких-то хронологических сводов, как их называют, которые уже сотни ученых исправляли, но тем не менее все еще не пришли к чему-либо определенному, что позволило бы им примирить содержащиеся в них противоречия. Думается, что хронологи сделали законодательство Солона слишком древним, чтобы согласовать его с этой встречей. 
Для примирения таких противоречий хронологи иногда раздваивали исторические фигуры. Поэтому когда поэты сделали из Ио, дочери Инаха, египетскую Исиду, хронологи сделали ее мужа Осириса, или Вакха, и его возлюбленную Ариадну столь же древними, как Ио, и таким образом придумали, что были две Ариадны, одна возлюбленная Вакха, а другая возлюбленная Тесея, и два Миноса, их отца, и что младшая Ио была дочерью Иаса, что есть искаженное написание имени Инах. И так они придумали двух Пандионов и двух Эрехфеев, дав первому из них имя Эрихфония, в то время как Гомер называет первого Эрехфеем; и такими искажениями крайне запутали Древнюю Историю" 
 
Кто создавал историю России?  
Сейчас мы последовательно перечислим ВСЕХ АКАДЕМИКОВ-ИСТОРИКОВ Российской Академии наук, как иностранцев, так и отечественных, начиная от ее основания в 1724 году вплоть до 1918 года. (справочное издание, книга 1) Мы приводим также год избрания.  
1) Коль Петр или Иоганн Петер (Kohl Johann Peter), 1725, 
2) Миллер или Мюллер Федор Иванович или Герард Фридрих (Mu»ller Gerard Friedrich), 1725,  
3) Байер Готлиб или Теофил Зигфрид (Bayer Gottlieb или Theophil Siegfried), 1725,  
4) Фишер Иоганн Эбергард (Fischer Johann Eberhard), 1732,  
5) Крамер Адольф Бернгард (Cramer Adolf Bernhard), 1732,  
6) Лоттер Иоганн Георг (Lotter Johann Georg), 1733,  
7) Леруа Людовик или Пьер-Луи (Le Roy Pierre-Louis), 1735,  
Мерлинг Георг (Moerling или Mo»rling Georg), 1736,  
9) Брем или Брэме Иоганн Фридрих (Brehm или Brehme Johann Friedrich), 1737,  
10) Тауберт Иван Иванович или Иоганн Каспар (Taubert Johann Caspar), 1738,  
11) Крузиус Христиан Готфрид (Crusius Christian Gottfried), 1740,  
===12) ЛОМОНОСОВ МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ, 1742,  
13) Модерах Карл Фридрих (Moderach Karl Friedrich), 1749, 
14) Шлецер Август Людвиг (Schlo»zer Auguste Ludwig), 1762,  
15) Стриттер или Штриттер Иван Михайлович или Иоганн Готгильф (Stritter Johann Gotthilf), 1779,  
16) Гакман Иоганн Фридрих (Hackmann Johann Friedrich), 1782,  
17) Буссе Фомич или Иоганн Генрих (Busse Johann Heinrich), 1795,  
18) Вовилье Жан-Франсуа (Vauvilliers Jean-Francois), 1798,  
19) Клапрот Генрих Юлий или Юлиус (Klaproth Heinrich Julius), 1804, 
20) Герман Карл Федорович или Карл Готлоб Мельхиор или Карл Теодор (Hermann Karl Gottlob Melchior или Karl Theodore), 1805,  
21) Круг Филипп Иванович или Иоганн Филипп (Krug Johann Philipp), 1805,  
22) Лерберг Август или Аарон Христиан (Lehrberg August Christian), 1807,  
23) Келер Егор Егорович или Генрих Карл Эрнст (Ko»ler Heinrich Karl Ernst), 1817,  
24) Френ Христиан Данилович или Христиан Мартин (Fra»hn Christian Martin), 1817, ===25)ЯРЦОВ ЯНУАРИЙ ОСИПОВИЧ , 1818,  
26) Грефе Федор Богданович или Христиан Фридрих (Gra»fe Christian Friedrich), 1820,  
27) Шмидт Яков Иванович или Исаак Якоб (Schmidt Isaac Jacob), 1829,  
28) Шенгрен Андрей Михайлович или Иоганн Андреас (Sjo»rgen Johann Andreas), 1829,  
29) Шармуа Франц Францевич или Франсуа-Бернар (Charmoy Francois-Bernard), 1832, 
30) Флейшер Генрих Леберехт (Fleischer Heinrich Lebrecht), 1835,  
31) Ленц Роберт Христианович (Lenz Robert Christian), 1835,  
32) Броссе Марий Иванович или Мари-Фелисите (Brosset Marie-Felicite’), 1836,  
===33)УСТРЯЛОВ НИКОЛАЙ ГЕРАСИМОВИЧ, 1837,  
34) Дорн Борис Андреевич или Иоганн Альбрехт Бернгард (Dorn Johann Albrecht Bernhard), 1839.  
 
Выводы:  
НА ПРОТЯЖЕНИИ БОЛЕЕ ЧЕМ СТА ЛЕТ КОЛИЧЕСТВО ИСТОРИКОВ-ИНОСТРАНЦЕВ ПОЧТИ НЕ ОТКЛОНЯЕТСЯ ОТ 100% ЗНАЧЕНИЯ.  
На протяжении 117 лет (более чем столетие!) в Российской Академии наук, начиная от ее основания в 1724 году, до 1841 года, из ТРИДЦАТИ ЧЕТЫРЕХ АКАДЕМИКОВ-ИСТОРИКОВ БЫЛО ВСЕГО ЛИШЬ ТРИ РУССКИХ АКАДЕМИКА. Это — М.В. Ломоносов, Я.О. Ярцов и Н.Г. Устрялов . ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ТРИДЦАТЬ ОДИН АКАДЕМИК БЫЛИ ИНОСТРАНЦАМИ. Таким образом, вплоть до середины XIX века доля иностранцев-историков превышала в Российской Академии ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ!  
Получается, что на протяжении более чем ста лет иностранцы полностью контролировали весь процесс написания русской истории. Именно иностранцы бесконтрольно решали — какие старые русские документы следует уничтожить, какие переписать, какие сохранить, какие фальсифицировать. Как мы видим, отечественные историки были грубо выставлены за дверь, полностью отстранены от отечественных архивов и первоисточников. 
 
Понятное дело, историю переписывали как хотели, и она в некотором роде литературное творение начиная с Гомера, творчество которого не обидным образом отнесено к мифологической истории. 
Но традиция в ремесле привычка консервативная, и пример тому история СССР. Сравнивая только противоречия официальных доступных документов можно понять, что общая картины из под пера идеологического отдела ЦК КПСС сильно отличается от действительной. Интересны выводы писателя В. Суворова о действительной истории и её отличие от текстов учебников. 
В учебнике написано, что Германия вероломно, без объявления войны вторглась… А на деле есть документ, опровергающий это заявление: 
 
22 июня 1941 года в 4:00 имперский министр иностранных дел Риббентроп вручил советскому послу в Берлине Деканозову ноту об объявлении войны и три приложения к ней: «Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма», «Доклад министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительства», «Доклад Верховного командования германской армии Германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии». Ранним утром 22 июня 1941 года после артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска перешли границу СССР. Уже после этого, в 5:30 утра посол Германии в СССР В. Шуленбург явился к Народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову и сделал заявление, содержание которого сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности».  

Rambler's Top100